|

Весенняя дорога на приснившийся Восток

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

Метки: , , , , ,

В рамках проекта «Евразийский клуб», реализуемого Фондом «Евразийский диалог», прошла встреча с известным российским поэтом, переводчиком восточной поэзии Михаилом Синельниковым.

Кратким рассказом о деятельности Синельникова открыл вечер культуролог Сергей Маркус, представивший его как «выдающегося деятеля межкультурного диалога Евразии в сфере перевода восточной поэзии и издания антологий». Он особо подчеркнул, что « в советское время действовала целая «индустрия переводов восточных литератур, цепочка  «национальный поэт – переводчик – редактор – издатель — СМИ как пропагандист». Ныне этого нет и Синельников, очевидно, остаётся одним из последних могикан той школы перевода, имеющей опыт в СССР, но коренящейся в традициях литературы «Серебряного века». Особенностью этой школы было умение передавать твёрдые формы восточной поэзии, от чего давно отказались переводчики Западной Европы, перешедшие на верлибр и тем самым потерявшие вкус к особенностям поэзии на восточных языках. Русский язык позволяет передавать специфику, наши поэты проявляли всегда живой интерес к иному менталитету. В этом сила Русского языка, как скрепы Евразийской цивилизации».

Далее автор прочитал свои стихотворения о судьбах России и Востока, переводы с языков тюрки и фарси, поделился впечатлениями о евразийских процессах в культуре, ответил на вопросы слушателей. Также он представил свои авторские стихотворные сборники и многочисленные антологии, сборники поэзии народов Востока – от персидской классики до поэзии Киргизии.

Среди гостей «Евразийского клуба» были научные, общественные деятели, представители международных общественных и научных организаций России, Турции и стран СНГ, учёные, культурологи, представители СМИ, а также студенты. Прозвучало предложение провести подобные творческие встречи и даже цикл лекций о поэзии народов Востока для сотрудников МИД РФ, которым знание иных культур и их отражения в русской поэзии может помочь в профессиональной деятельности.

В завершение вечера глава Фонда «Евразийский диалог», доктор философских наук, кандидат филологических наук Камилжан Каландаров поблагодарил Михаила Синельникова  за его чтение и ответы на волновавшие слушателей вопросы, а также задал практический вопрос: что нужно предпринять, чтобы читающие по-русски знали поэзию Востока?

Михаил Синельников ответил так:

«Русская авторская поэзия не принадлежит к числу самых древних, но всё же она развивается на протяжении по крайней мере восьми или девяти столетий — и в последние три века достигла высочайших вершин. За это время в ней выразилось отношение русских людей к самым разным странам и народам, в орнамент её художественной ткани вплелись  мотивы различных мировых религий. В магическом зеркале лирики и эпоса отразился своеобразный быт многих, и сопредельных и отдалённых, этносов. Уловленная Достоевским в творчестве Пушкина «всемирная отзывчивость русской души» осталась одним из важнейших свойств всей русской литературы и русской культуры в целом…

Воссоздание единого культурного пространства на просторах Евразии по-прежнему остаётся важнейшей задачей  в нашем сверхэкуменическом стремлении сблизить славянский и тюркский миры, миры Христианства и Ислама. Сблизить, при этом не отталкивая, но познавая  и миры иных конфессий, прежде всего, Буддизма. Этой цели, на мой взгляд, будет, в частности, способствовать издание ряда оригинальных антологических сборников.

1) Антология «Тюрки в русской поэзии». В обширную хрестоматию, открывающуюся стихами, посвящёнными древним тюркам, Великой Степи и Кочевью, войдут, составляя   особые разделы, лучшие произведения, изображающие жизнь и историю (отчасти совместную со славянами) отдельных тюркских народов. Издание такого рода будет рад поддержать (своим грифом и предисловием директора, видного тюрколога  М.С. Мейера) московский Институт стран Азии и Африки. Объём книги – 400 или более страниц.

2) Серия сравнительно  небольших (от 7 до 10, в редких случаях до 12 авторских листов) сборников на ту же тему – «Тюрки в русской поэзии». Здесь русские стихи и поэмы будут дополнены и прозаическими отрывками, а также и наиболее замечательными российскими переводами из соответствующей поэзии. Список сборников видится, примерно, таким: Древние тюрки — Османские турки – Туркмения – Казахстан – Киргизия – Татарстан – Чувашия – Башкирия – Узбекистан — Тюрки Сибири (может быть, отдельно Якутия) — Тюрки Северного Кавказа (карачаевцы, балкарцы, кумыки) — Крымские татары, караимы, гагаузы — Восточный Туркестан.

Издание этой серии, разумеется, рассчитано на несколько лет, но, во всяком случае, можно было бы выпускать по крайней мере три, а то и четыре книжки в год. К работе можно приступить немедленно.

3) Особо можно издавать сборники фольклора и в особенности книги эпоса названных тюркских народов. Здесь ещё потребуется разработка такой серии. Во всяком случае, эпос, фольклор многих тюркских народов достойно переведены русскими поэтами-переводчиками. В некоторых случаях, однако, со временем встанет вопрос о  переводе еще непереведённого или о новых, более удачных переложениях.

4) Как важная культурная задача встаёт необходимость рано или поздно издать антологию поэзии Османской Турции.  Здесь уже существуют удачные переводы из турецкой классики, но есть и «белые пятна». Тем более велики пробелы в деле перевода новой и новейшей поэзии Турции. В советское время переводились только произведения авторов коммунистической направленности, как, например, Назыма Хикмета. Эти авторы должны, конечно, занять в объективной антологии своё место (вопрос об их изгнании со страниц не стоит, но нужно всё же воссоздать объективную картину и представить турецкую поэзию во всём идейном разнообразии, сохраняя главный критерий — эстетический). Таким образом, это большое дело не осуществить без новых переводов, а это предполагает изрядные затраты.

5) Тем временем, можно положить начало изданию серии книг тюркских поэтов в русском переводе: Юнус Эмре, Навои, Бабур, Лютфи, Огахи, Махтумкули, Кемине, Физули, Вагиф, Тукай, Махамбет, Алыкул Осмонов и т.д. В некоторых случаях, когда переводы слабы, или их недостаточно, предстоит заказать работу переводчикам.

6) Разумеется, возможно и формирование серии книг прозы тюркских народов.

7) Возможно также создание типовых антологических сборников поэзии, посвящённых и нетюркским народам Евразии, оказавшимся в том же географическом и культурном ареале. Здесь поприще особенно широкое. Речь может идти, например, о Дагестане, Чечне, Осетии, адыгских народах  и Северном Кавказе в целом, о Сибири в целом, о Монголии, об угро-финнах,  о разных мусульманских, а также и буддийских странах и народах. В итоге (когда-либо) возможна монументальная антология «Евразия в русской поэзии». Как первый опыт в данном направлении, видится книга о Калмыкии.

8) «Северная сутра. Буддийские мотивы в русской поэзии» — уже имеется готовая и одобренная в ИСАА рукопись антологии. Объём около 300 страниц со справками о поэтах и концептуальным предисловием. Издавать её надо немедленно.

9) «Исламские мотивы в русской поэзии» — это обширная антология, в 2008 году выходившая уже под названием «Незримое благословенье». Очевидно, назрела необходимость в основательно дополненном, расширенном издании этой, пожалуй, ещё недостаточно оценённой, но чрезвычайно актуальной для современной России книги. В то же время, первое издание вызвало интерес в Турции, где поэты, состоящие в  Союзе писателей «Евразия», были бы готовы осуществить перевод на турецкий язык.

…Подводя итоги творческого вечера, можно сказать, что это была не просто традиционная встреча с действующим поэтом и чтением его авторских и переводных стихов, но и своего рода «мозговой штурм» сторонников евразийской интеграции и поклонников живого Русского слова. Конкретная работа во имя воплощения девиза Фонда «Евразийский диалог»: «Мы возродим диалог и дружбу народов!»

Даниил Хасанов

Leave a Reply

123