|

Дугин – это не евразийство!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (19 votes, average: 0,47 out of 7)
Загрузка...

Метки: , , ,

«А там, возможно, придёт время уже на полном серьёзе и со всей ответственностью заявить, что красть, лгать и убивать – это великий грех. Но это будет потом».

Александр Дугин

Дэвид Дюк и Александр Дугин. Дюк - известный американский расист и бывший Великий Маг Ку-Клукс-Клана

 

17 октября на телеканале ТВЦ вышла в эфир телепередача «Народ хочет знать». Естественно, в связи с почти сенсационной публикацией 4 октября статьи Владимира Путина, где он выступает за создание Евразийского Союза (ЕАС)[1], передача была посвящена именно данной теме. На это увлекательное ток-шоу, куда и мне повезло попасть в качестве зрителя, было решено пригласить разных ведущих экспертов: Алексей Пушков — политолог, профессор  МГИМО, Владислав Иноземцев – политолог, директор Центра исследований постиндустриального общества, Константин Затулин — член комитета ГД по делам СНГ и связям с соотечественниками, Ирина Ясина – экономист, руководитель Клуба региональной журналистики, Алексей Гарань — профессор политологии Национального университета «Киево-Могилянская академия». Все они — многоуважаемые люди, эксперты в своей области, и они только подняли планку дискуссии: да, кто-то, конечно, выступал за ЕАС (Алексей Пушков, Константин Затулин), а, кто-то, наоборот, был против. Ход и исход дискуссии не являются темой данной статьи. Ну, кстати, победила сторона за создание нового союза.[2]

Что интересно, это то, что редакторы решили пригласить на эту дискуссию и Александра Гельевича Дугина. Это неудивительно, я прекрасно понимаю решение редакции. Мне представляются их размышления, кого же пригласить на эту тему, примерно такими: «Ммм, Путин писал про Евразийский Союз… а черт знает, что это такое… посмотрим в поисковике… а что это еще за такое другое непонятное слово —  «евразийство»??…  а, тоже черт знает… а что тут? – Дугин! Он же пишет и говорит про это все время! А давай, его пригласим!». Скорее всего, так и пригласили Председателя Международного Евразийского Движения и лидера ЕСМ. И правда не удивительно, он и искусный оратор, мягко и спокойно говорит, всегда по теме, так как прекрасно умеет подстраиваться под любую аудиторию, а его длинная борода и глубоко посаженные глаза создают атмосферу таинства и мудрости вокруг него. Еще он написал много книг, правда не так много о Евразийском Союзе, а скорее о Евразийской Империи, о геополитике, и, в последнее время, все больше о метафизике и консерватизме. Я и сам очень уважаю Александра Гельевича, как представителя русской интеллигенции. Все было бы прекрасно, если бы не одно «но», если бы взгляды Дугина и евразийство не были бы двумя совершенно разными вещами.

Примерно 5 из 100 человек в нашем обществе имеют представление о том, что такое «евразийство». Может чуть больше после публикации Путина. И 4 из этих 5 ассоциируют евразийство с Дугиным.  И это очень печально.

Но, давайте сначала вспомним, что же такое евразийство. Когда наши политологи комментируют статью Премьер-министра России, они часто пишут, что Евразийский Союз, не является новой идей, а что о необходимости его создания еще с 1994 года ратовал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.[3] Да, это правда, Назарбаев действительно развивал евразийство в одно из новых течений, которое мы сегодня называем «назарбаевским»- или «практическим» евразийством[4]. Данное течение, кстати, активно взяло на вооружение евразийское научное сообщество в МГИМО.  Но даже не «гуру» евразийской интеграции, как его называет геополитик и декан факультета МО ДипАкадемии Игорь Панарин[5], стоял у истоков евразийства.

Настоящими отцами-основателями евразийства необходимо считать целую плеяду отечественных ученых, мыслителей, общественных деятелей: Филолог князь Николай Трубецкой, географ и экономист Петр Савицкий, богослов Георгий Флоровский, музыковед Петр Сувчинский, калмыцкий ученный Эренджен Хара-Даван, историк Георгий Вернадский, сын знаменитого естествоведа. Именно они в течении 20-х — 30-х годов XX века разрабатывали философско-политическую концепцию евразийства, утверждающее существование особой евразийской цивилизации, органически соединяющей в себе элементы Востока и Запада, на основе которой необходимо организовать наднациональное государственное образование. Именно в трудах классических евразийцев впервые словосочетание «Евразийский Союз» было упомянуто: в сборнике Н. Трубецкого, П. Савицкого, Г. Флоровского, и П. Сувчинского – «Исход к Востоку» (1921). Другими основополагающими трудами евразийцев, в которых утверждается необходимость образования Евразийского Союза, являются: «Декларация Евразийства» (Георгий Вернадский, 1932), «Евразийство как исторический замысел» (Петр Савицкий, 1927), и другие.

И здесь принципиально важно понять, на каких принципах, по видению классических евразийцев, должно было строиться евразийское государство.  Напоминаю лишь, что евразийство было разработано, в основном, внутри белой эмиграции, разочаровавшейся итогами Октябрьской революции. В политическом отношении евразийцы признавали закономерность ее, и Советской власти в целом, как органичного проявления евразийской цивилизации. В то же время, они решительно отвергали материалистическую и воинственно-атеистскую философию марксизма, административно-плановое ведение хозяйства, ленино-сталинский тоталитаризм, как крайне деструктивные последствия насильственного насаждения западных ценностей на самобытную евразийскую культуру.[6] Сами евразийцы не редко становились жертвами репрессии, их ссылали в ГУЛАГ, их допрашивало ГеСтаПо. Зная этот факт, вернемся к принципам евразийства. Хотелось бы привести ряд высказываний взятых из основных трудов евразийцев на этот счет. Итак:

Евразийцы про место и соотношение личности, общества и государства

«…отыскать синтез между общим делом и интересами личности. Евразийцы стремятся к такому синтезу».[7] и цитаты далее.

«Идея и понятие личности занимают центральное место в мировоззрении евразийцев».

«Высшим призванием личности они считают служение общему делу; они полагают, что в таком служении личность приобретает и высшую свободу — возможность осуществлений. Но для того, чтобы служение это не превратилось в закрепощение, в нем должна присутствовать свобода выбора».

«Евразийство проникнуто уважением к ценности человеческой личности, но в то же время, враждебно к одностороному культу животного человека».[8] и цитаты далее.

«Евразийство ценит и чтит начало свободы, однако не делает из него идола, как это свойственно некоторым течениям западной мысли».

«Чем больше социальных группировок в обществе, тем более простора для развития положительных социальных возможностей».

«Евразийский ведущий отбор (парламент – прим. автора) осуществляет государственную деятельность через систему свободно избранных советов».

Как мы видим, хотя они писали в совершенно другое от сегодняшнего дня время – в период сталинского социализма — позиция евразийцев ясна: Евразийское государство должно строиться на принципах свободы совести, свободы слова, на уважении к достоинству личности, на демократии. Этим главным заветам классического евразийства верны сейчас современные евразийцы-прагматисты и представители младоевразийского течения.

К чему я все это? Да потому, что так называемое «дугинское евразийство» никакое отношение к настоящему евразийству не имеет. Но, средний обыватель, так скажем, этого не знает, и добрейшую философию в русской истории ассоциирует, к сожалению, до сих пор с фамилией Александра Гельевича. Кто и что виноват в этом? Может быть, лихие 90-е, которые позволяли Дугину взять на вооружение это светлое учение в целях собственного политического продвижения. Более, того, я очень уважаю Дугина, но по той же причине, по которой я уважаю американские спецслужбы и институты. Последние могли убедить западное общество и часть мира в том, что бомбардировка сербских городов, оккупация и вторжение, линчевание ливийского лидера  — это демократия, в то время как первый смог убедить российское общество в том, что его слова – это евразийство.

Взгляды Дугина можно называть чем угодно – застой-консерватизмом или около-фашизмом, но только не евразийством. Сейчас многие будут конечно требовать доказательства. И они, естественно, есть у меня. Довольствуюсь приводить лишь те высказывания, которые озвучивали сам Дугин и его команда. Прошу мысленно сравнивать их с вышеперечисленными и выдержками из трудов классических евразийцев:

Дугинцы про место и соотношение личности, общества и государства

«Мы пришли, чтобы провозгласить эпоху Великой Чистки.
Наша цель создать новую армию – армию Евразии». [9] и цитаты далее.

«В крови нашей растворенные наши мертвые, созидавшие великие империи Евразии, крушившие врагов миллионами, не щадившие ни себя, ни других во имя великой цели».

«Наша цель – Евразийская Империя. … Но править в ней будут мудрейшие и сильнейшие, и отбор будет безжалостным».

«Наша этика – смерть лучше позора. Не можешь быть сильным, лучше не будь вообще».

«Стране нужны новые люди. Веселые и беспощадные».

Как мы видим, взгляды дугинистов-опричников пропитаны тоталитаризмом фашистского толка. В них нет любви, нет сострадания, нет милосердия, тем более уж принципы демократии. Кстати, все качества, которые отвергал и Адольф Алоисович. И не то, что только злые языки, «атлантисты» и народники обвиняют Александра Гельевича в фашизме. Он ведь сам неоднократно высказывался в поддержку красно-коричнево кошмара России и всего мира:

…«проект национал-капитализма или «правого фашизма» является идеологической инициативой той части элиты общества, которая всерьез озабочена проблемой власти и четко ощущает веление времени».[10] и цитаты далее.

«Совершенно неправомочно называть фашизм «крайне правой» идеологией. Это явление гораздо точнее характеризуется парадоксальной формулой «Консервативная Революция«».

«Танец и атака, мода и агрессия, чрезмерность и дисциплина, воля и жест, фанатизм и ирония забурлят в национальных революционерах — юных, злых, веселых, бесстрашных, страстных и не знающих границ. Им — строить и разрушать, править и исполнять приказания, осуществлять чистки врагов нации и нежно заботиться о русских стариках и детях. Гневным и веселым шагом приблизятся они к цитадели ветхой, прогнившей Системы. Да, они кровно жаждут Власти. Они знают, как ей распорядиться. Они вдохнут в общество Жизнь, они ввергнут народ в сладостный процесс творения Истории. Новые люди. Наконец-то умные и отважные. Такие, как надо».

И конечно Дугин публично не ощущает «веление времени», обо всем этом не помнит, и слышат, не слышал. Для него все это провокация, и сам он по любой возможности в публике повторяет, что он выступает против этот злой фашизм и национализм, особенно когда это фашизм американский или украинский, как он это и сделал во время телепередачи «Народ хочет знать!». В общем, молодец как он себя показывает на публике. И совсем не важно, что мне повезло попасть на одно из собраний ЕСМ зимой 2010-11 года, на которой я лично услышал, как Дугин сказал, что для него, цитирую: «русский Иван, как человек – ничто, а самое русское в нем – все. Идея все, государство все, а человек – ничто». «Ну и что?» — некоторые могут возразить. Ведь я могу просто лгать, «никогда наш вождь такого не говорил»…

Но на этом мое цитирование крылатых фраз многоуважаемого Александра Гельевича не заканчивается:

…«в обществе, которое нужно России, не должно быть представительской демократии, не должно быть рыночного общества, основанного на денежном эквиваленте всех ценностей, и не должно быть идиотской, противоестественной, извращенческой идеологии прав человека. Рынок, демократия и права человека — пошли вон!».[11]

Вот такими категорическим взглядам придерживается Дугин относительно понятий демократии, рынка, уважения к достоинству личности. Напоминаю, относительно всех тех принципов, которые, в отличие от него, поддерживали классические евразийцы и поддерживают современные евразийцы ныне.

Но и это еще не все. 99% российского общества, включая и официальные заявления самих взяточников, считают коррупцию главной бедой нашей страны. Мало, кто не согласен с данным мнением народа. А один из этих несогласных, вы угадали – Александр Гельевич, который считает коррупцию хорошей и полезной, мол, победить ее нельзя:

«Если с коррупцией нельзя бороться фронтально, а некоррумпированного сегмента в обществе просто нет, то надо разделить коррупционное пространство на две части и противопоставить их друг другу – поддержав на первых порах одну из форм против другой».[12]

…«все виды коррупции можно разделить на две части – коррупция патриотическая и коррупция компрадорская. Или иначе «коррупция евразийская» и «коррупция атлантистская».[13]

Примечательно, что он советует нашим политикам не исходить из моральных, а из геополитических принципов. Хорошо, что мы, настоящие евразийцы, исходим и будем исходить, все-таки, из принципов морали, в нашем стремлении построить государство любви и правды, а не из безжалостных интересов геополитики с целью создания Евразийской Империи а ля Pax Americana.

Перечисляя все причуды дугинского движения, я совсем забыл упомянуть, что в свое время Дугин состоял в оккультно-традиционалистском кружке «Черный Орден SS»[14],[15],[16], называл одного из инициаторов окончательного решения еврейского вопроса, Рейнхарда Гейдриха – «убежденным евразийцем»[17], и что редакция сайта «Gumilevica» считает взгляды Александа Гельевича и Льва Николаевич Гумилева откровенно несовместимыми.[18]

Как мы видим, евразийство одно, а Дугин совершенно другое. Когда, 17 октября на ток-шоу, я спешно ему объявил свои претензии, он, конечно, в желании угодить публике, все отрицал.  И, естественно, данный эпизод был вырезан из телепередачи. Но я надеюсь, что уже скоро люди увидят правду и осознают обман, и я также надеюсь, что Дугина будут публиковать касательно евразийства лишь только по инерции. Теперь понятно, почему, в заключительной части своей последней статьи, где он должен был разъяснить читателям процессы евразийской интеграции, Александр Гельевич не привел ни одного высказывания от евразийцев, а цитировал, наоборот, всяких разных европейских правых и консерваторов, от Эволи до Мёллера ван ден Брук.[19] Еще раз повторяю, я не привожу все эти факты, чтобы облить многоуважаемого интеллигента грязью, ведь никто не против того, чтобы Дугин и его опричники занимались бы своей консервативной революцией и разработкой метафизических основ четвертой идеологии. Я прошу лишь, чтобы он не впутывал туда светлое учение евразийства, основу будущего Евразийского Союза.

«Дугинское евразийство» — это оксиморон, извращение и обман. Извращение великих идей евразийства и обман населения о том, что такое – настоящее евразийство.

А настоящее евразийство – это революция любви, дружба и права народов, права личности, уважение к достоинству человека (признавая его права и обязанности перед обществом), антивзяточничество, личная инициатива, демократия и духовность. Эти принципы провозглашали отцы-основатели евразийства: Трубекой, Савицкий, Вернадский, Гумилев и другие. Этим принципам остаемся верны и мы, их идейные дети:  евразийцы-народники, евразийцы-прагматики, современные космисты, новые скифы, младоевразийцы, и просто все искренние евразийцы.

Юрий Кофнер

Председатель Клуба Евразийской интеграции МГИМО


[1] Путин В.В. Газета «Известия». «Новый интеграционный проект для Евразии  — будущее которое рождается сегодня». 2011 г. // http://www.izvestia.ru/news/502761
[2] ТВЦ. Видеоархив выпусков. «Народ хочет знать!». 2011 г. // http://www.tvc.ru/bcastArticle.aspx?vid=235726a7-6bf0-49b7-a582-74de57d9cddc

[3] Например: Строкольский,К. «Путин задумал создать Евразийский союз». 2011 г. // http://mnenia.ru/rubric/politics/putin-zadumal-sozdat-evraziyskiy-soyuz/

[4] Перова М. «Евразийство Назарбаева». 2011 г. // http://www.mesoeurasia.org/archives/3631
[5] Панарин И.Н. «Миссия России в евразийской интеграции. Идеология и практика». 2011 г. //
http://www.km.ru/node/589262/comments
[6] Вернадский Г.В. «Евразийство и коммунизм». Прага.1930-е гг. (?)
[7] Савицкий П.Н. «Евразийство как исторический замысел». Прага. 1927 г.
[8] Вернадский Г.В. «Евразийство: декларация, формулировка, тезисы». Прага. 1928 г
[9] Программа Евразийского Союза Молодежи. // http://www.rossia3.ru/programma.html

[10] Дугин А.Г. «Тамплиеры Пролетариата Фашизм – безграничный и красный». 1997 г. // http://www.anticompromat.org/dugin/fashizm.html

[11] Дугин А.Г. «Либералов к стенке». «Аргументы и Факты». №22. 2009 г. // http://www.aif.ru/society/article/27058
[12] Дугин А.Г. «Геополитика коррупции». 2011 г. // http://evrazia.org/article/1805
[13] Дугин А.Г. «Не смертный грех». «Литературная газета». №43. 2008 г. // http://www.lgz.ru/article/6237/
[14] Биография о Дугине А.Г. // http://www.anticompromat.org/dugin/duginbio.html
[15] РГИУ. Биография о Дугине А.Г. // http://www.i-u.ru/biblio/persons.aspx?id=80
[16]Институт Русской Цивилизации. «Новые правые». // http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=6095
[17] Дугин А.Г. «Великая война континентов». 1992 г. // http://www.arcto.ru/public/consp1.htm#15
[18] Ответ на вопрос «Является ли деятельность А. Г. Дугина и руководимого им движения «Евразия» политическим продолжением концепции евразийцев начала XX в. и пассионарной теории этногенеза Л.Н. Гумилёва?». // http://gumilevica.kulichki.net/faqs/faqs07.htm
[19] Дугин А.Г. «Евразийство и постмодерн». Газета «Завтра». №42. 2011 г. // http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/935/41.html

 

 

Дугин — Член Совета общества «Память»

14 комментариев for “Дугин – это не евразийство!”

  1. Скептик:

    Мне только одно интересно:почему сей «фашист» пользуется негласной поддержкой «Единой России» и прокремлевских, пропутинских сил?Что ж его до сих пор по ст.282 не посадили?…С фашистами у нас ведь не церемонятся!

  2. За «нацизм» посадят. Но я никогда не говорил, что Дугин нацист. Нацизм предполагает абсолютное верховенство одной нации. А фашизм — это форма управления: единство одной партии, населения и церкви в тоталитарном подчинении одному диктатору.

    А Дугина не посадили, так как свои настоящие взгляды распространяет лишь в узком круге лиц. А на публике он действительно лояльный действующей власти и ведет себя достаточно адекватно.

    • Комментатор:

      А откуда вы знаете, что он якобы «свои настоящие взгляды распространяет лишь в узком круге лиц», а не в самой широкой публике?

      • Alex:

        В том то всё и дело, что «узкое» имеет и кое-какую связь и с «широким». Достаточно просто очень внимательно проанализировать публичные заявления или же публикации в соцсетях. Да и критических текстов, где на это прямо указывается, предостаточно.
        Лучше вот на что отреагируйте, уважаемые коллеги-евразийцы — http://beta-press.ru/newsitem/8879

        • Комментатор:

          Да, я видел. Думаю, это неплохо. Если партия действительно будет создана, я вполне возможно проголосую за них, хотя нужно будет взвестить все «за» и «против».
          А чем движение «Молодая Евразия» отличается от Евразийского движения Дугина? Вы, я так понимаю, претендуете на настоящих евразийцев?

  3. Alex:

    Мне вот на днях подарили «Ритмы Евразии» Льва Николаевича Гумилёва. Издание начала 1990-х годов. Там в предисловии упоминались и «Элементы» как сомнительное с точки зрения евразийства издание.
    Самое же поразительное это то, что именно в этой книге я обнаружил фрагмент письма Георгия Владимировича Вернадского, сына Владимира Вернадского, где он прямо говорит, что и идея «ноосферы» также должна быть введена в евразийский контекст. То есть «ноосферное евразийство» — это отнюдь не оккультно-теософская муть, но идеи, которые реально «тестировали» классики евразийства.
    Ну а дугинское понимание евразийства во многом сформировалось под влиянием идей европейских «новых правых». Да и к Гумилёву Александр Гельевич всегда был, в общем то, равнодушен. Нет, конечно же он упоминал его в каких-то своих текстах, но и то как-то вскользь.

    • Болат:

      Вне сомнения, как говорится в статье, Дугин отношения к евразийству не имеет. Достаточно почитать его «основы геополитики», а именно, те части, которые посвящены тюркским народам бывшего СССР. Л.Н. Гумилев исходил из того, что тюрки являются партнерами русских в создании российской государственности. А что пишет Дугин? И вот, что он советует сделать:
      1) Якутию расчленить и ликвидировать;
      2) татар поссорить с башкирами;
      3) начать ассимиляцию татар;
      4) поддерживатьлюбые сепаратистские движения, которые направлены на максимальное ослабление Казахстана и тюркских государств Средней Азии.

      И при этом Дугин заявляет в одном из своих интервью, что он «любит наших братьев-тюрок». Если изложенные 4 пункта есть проявление любви, то… вопросов больше не имею

  4. Alex:

    «А настоящее евразийство – это революция любви, дружба и права народов, права личности, уважение к достоинству человека (признавая его права и обязанности перед обществом), антивзяточничество, личная инициатива, демократия и духовность. Эти принципы провозглашали отцы-основатели евразийства: Трубекой, Савицкий, Вернадский, Гумилев и другие. Этим принципам остаемся верны и мы, их идейные дети: евразийцы-народники, евразийцы-прагматики, современные космисты, новые скифы, младоевразийцы, и просто все искренние евразийцы».

    Юрий, спасибо за эти чудесные слова!

    Приведу здесь небольшой фрагмент из романа Ивана Ефремова «Туманность Андромеды», который я считаю подлинным манифестом гуманистического ноосферно-соборного евразийства:

    «В южной стороне горизонта загорелись знакомые звезды. Все взгляды
    обратились туда, где поднялся голубой и яркий Ахернар. Там, у этой
    звезды, окажется «Лебедь» после восьмидесяти четырех лет пути со
    скоростью девятьсот миллионов километров в час. Для нас восемьдесят
    четыре, для «Лебедя» — сорок семь лет. Может быть, там они создадут
    новый мир, тоже красивый и радостный, под зелеными лучами циркониевой
    звезды.
    Дар Ветер и Веда Конг догнали Чару и Мвена Маса. Африканец
    отвечал девушке:
    — Нет, не тоска, а великая и печальная гордость — вот мои
    ощущения сегодня. Гордость за нас, поднимающихся все выше со своей
    планеты и сливающихся с космосом. Печаль — потому что маленькой
    становится милая Земля… Бесконечно давно майя — краснокожие индейцы
    Центральной Америки — оставили гордую и печальную надпись. Я передал
    ее Эргу Ноору, и тот украсит ею библиотеку-лабораторию «Лебедя».
    Африканец оглянулся, заметил, что его слушают подошедшие друзья,
    и продолжал громче:
    — «Ты, который позднее явишь здесь свое лицо! Если твой ум
    разумеет, ты спросишь, кто мы? Кто мы? Спроси зарю, спроси лес, спроси
    волну, спроси бурю, спроси любовь. Спроси землю, землю страдания и
    землю любимую. Кто мы? Мы — земля!» И я тоже — насквозь земля! —
    добавил Мвен Мас».

    МЫ — ЗЕМЛЯ!

  5. Alex:

    Павел, Юрий, коллеги-младоевразицы, настоятельно рекомендую ознакомиться вот с этим текстом — http://www.mesoeurasia.org/archives/4992#more-4992

    Вся же книга выставлена вот здесь: Г. А. Югай «Средний путь России и евразийство (Концепция конвергенции)», Москва, 1998 — http://politology.vuzlib.net/book_o165_page_1.html

    Приведу весьма показательные цитаты:

    «Новое евразийство не означает отхода России от Европы, а призывает лишь опереться на две ноги, т.е. на европейские и азиатские корни русской, славянской цивилизации, выделить её общность с тюрко-исламскими, угро-финскими и монгольскими народами, соответственно сбалансировать европейское, западное и азиатское, восточное направления в нынешней России. Новоевразийство утверждает общечеловеческие ценности и позволяет преодолеть мессианские черты старого евразийства и славянофильства».

    «Г. А. Югай: Новоевразийский путь российской цивилизации
    листопада 01, 2011 By: Алексей Ильинов Category: Азия, Археофутуризм-Футурология, География, Евразийство-Мезоевразийство, Европа, Интер-Традиционализм, Космизм, Культура, Общество, Религия, Россия, Русская идея, Сарматизм-Неосарматизм, Тэнгрианство, Философия, Христианство, Этнология, Язычество Edit

    После распада Советского Союза российская государственность воспреемствовала огромное бремя исторической ответственности перед народами, населявшими СССР и прежде всего перед народами, живущими в новых границах России.
    С особой остротой стали вопросы о российской государственности и национальной самоидентичности и сохранения целостности государства в условиях тенденций роста суверенизаций многочисленных национальностей и территорий, живущих в рамках Российской Федерации—это с одной стороны. С другой—не менее остро сложилась проблема налаживания межгосударственных и межнациональных отношений с бывшими союзными республиками СССР и их титульными нациями, а также с 25 млн. русскоязычного населения, проживающего там и идентифицирующего себя с Россией и её культурой. Словом, вопрос о российской самоидентичности стал стержневой проблемой выбора пути и модели дальнейшего социально-экономического, цивилизационного развития России как единого многонационального государства, её отношений в этой связи с ближним и дальним зарубежьем, т.е. места России в мире и её мировой политике.
    Впервые за многовековую историю России в условиях мира под вопросом оказалась её государственная и территориальная целостность и её статус великой мировой державы.
    В этих условиях политики, учёные, представители общественности и различных партий, обеспокоенные судьбой и будущим своего общества, выдвигают различные планы, идеи, проекты возрождения России. Пожалуй, общей идеей в этих предложениях и высказываниях является мысль о необходимости формирования общероссийской концепции, которая могла бы стать общенациональной, консолидирующей идеей, способной сплотить представителей разных национальностей, разных идеологических и политических убеждений и симпатий вокруг проблемы возрождения процветающего российского государства, общей родины всех проживающих на просторах России народов.
    Совершенно очевидно, что общенациональная идея, если формирование таковой возможно, не может быть искусственным духовным комплексом, который можно было бы насильственно навязать обществу. Она может сформироваться как результат осознанной всеми слоями, прежде всего политически активной частью общества, потребности сохранения, возрождения и развития единого государства как необходимой предпосылки выживания и процветания каждой нации и каждого гражданина, каждого законопослушного человека, проживающего в России.
    История развития России и Советского Союза, равно как и развития других крупных государств, свидетельствует как о реальности, так и исторической необходимости формирования общенациональных, общегосударственных идей, особенно в критические периоды развития государств и наций.
    Естественно, возникает вопрос: какая же идея ныне должна стать общей для всех наций, этносов и народностей, населяющих Россию? С одной стороны, идея консолидации российской государственности, а с другой стороны—идея, способствующая интеграции, сотрудничеству, взаимопониманию России с её ближайшими соседями, бывшими союзными республиками СССР, с которыми её связывают тысячи нитей тесного разностороннего сотрудничества, родственных культур, межнациональных отношений.
    В течение последних нескольких столетий, особенно со времён Петра I, борьба вокруг общей идеи развития России приняла характер конфронтации западнического и почвеннического, славянофильского направлений.
    В различные исторические периоды эти две концепции, каждая из которых содержит немало конструктивных и плодотворных положений, приобретали ту или иную конкретную идеологическую форму. Мы полагаем, что марксистская идеология, бывшая государственная идеология во времена существования СССР, равно как и либерально-демократические идеи, которые некоторые партии пытаются представить в виде общей идеологии развития России, относятся к различным формам западничества. Их главная беда и ущербность—игнорирование исторических, социально-экономических, национально-культурных и геополитических особенностей развития, местоположения и традиций государственности России. Что касается славянофильской идеологии и различных форм проявления русской идеи, то она, справедливо критикуя западничество за игнорирование специфики России, впадает в другие крайности, также не позволяющие ей выступить в качестве консолидирующей общей идеи развития российских народов. Это объясняется тем, что и славянофильство, и его разновидность—русская идея гипертрофировали ведущую роль русского суперэтноса и ближайших ему славянских народов в формировании и развитии российского государства и российской цивилизации, недооценивая или вообще игнорируя значение для развития России, её целостности, процветания самого русского суперэтноса и других славянских народов, тесного равноправного сотрудничества с многочисленными неславянскими, в том числе этносами тюркской группы и другими народами.
    Другая крайность этой идеологии—её откровенное обособленчество, изоляционизм в отношении сотрудничества российской культуры с западными цивилизациями, что создаёт крайне неблагоприятный международный фон для России и может препятствовать обогащению самобытной российской культуры достижениями народов Европы, Америки и других континентов.
    Попытки некоторых современных российских политиков представить те или иные экономические или социально-экономические идеи, относящиеся либо к формированию капиталистических рыночных отношений, либо смешанной экономики с сильным социальным компонентом в виде государственной политики социальной защиты населения, либо идеи реставрации прежней экономики сильного централизованного государственного планирования и восстановления СССР в силу их классово-групповой заострённости и глубоких дезинтегрирующих изменений, происходящих на территории бывшего Советского Союза, ныне не могут сами по себе выступать в качестве общей идеи возрождения. Это надо признать, если мы хотим оставаться на почве реальности, а не ностальгических настроений, пусть и значительной части населения.
    Всё вышеизложенное приводит нас к выводу о том, что идеология нового евразийства более других отвечает потребностям нынешнего внутреннего и международного развития России.
    Концепция нового евразийства призвана нейтрализовать дезинтегрирующую роль современного воинствующего национализма и вульгарного западничества в России. Ныне преимущественно концепция формирования нации в результате интеграции разнородных этнических общностей усилиями политиков вытесняется идеей этнической самодостаточности, вычленения и оформления государственной суверенизации по признакам этнической и лингвистической идентичности.
    В этом смысле современный воинствующий национализм или гиперэтнизм противостоит таким объективным тенденциям общественного развития, как интернационализация экономических, политических и культурных процессов, растущей взаимозависимости человечества как глобальной общности.
    Вопрос о евразийской парадигме развития России—это вопрос о строительстве новой демократической России. Ведь нынешняя Россия сейчас—это не та Россия, которая называлась царской империей. Нынешняя Россия, хотя и выступает правопреемником Советского Союза, это и не РСФСР, предшествовавшая СССР.
    Россия раскинулась на двух огромных материках—Европе и Азии. Она находится на стыке всех крупнейших цивилизаций в мире: европейской, американской, китайской, японской, арабско-исламской. Тем не менее односторонние призывы в духе котлованного мышления:«нечего, мол, ломать голову, давайте немедленно вступим в европейскую цивилизацию», далеко не одиноки. Может быть, нас примут, как они полагают. Но в каком качестве? Некоторые политологи в США, подобно г.г. З. Бжезинскому, Д. Саймсу, Р. Пайпсу открыто поучают: поймите вы, россияне, что Россия—это другое государство, это не великая страна, это региональное государство и уймите свои претензии. Ваши слова о великой России есть проявление краснокоричневых, имперских и прочих нецивилизованных подходов. Словом, нам пытаются внушить комплекс неполноценности. И это относится к великому народу, огромной стране. Поэтому мы должны осознать, что такое нынешняя Россия в географическом, геополитическом плане и плане межцивилизационных отношений. Очевидно, что это евразийское государство, которое испытывает влияние всех цивилизаций, на пересечении которых оно находилось, и само влияет на них.
    Рассмотрим историю формирования евразийской идеи.
    Евразийство сложилось как синтез западной цивилизации, русской культуры и культур азиатских народов России. Первые ростки евразийства нашли выражение во взглядах П. Чаадаева и Н. Гоголя. Органическим дополнением их стало ориенталистское направление синтеза русской и восточной культуры, представленное Л. Толстым. В 20-х годах ХХ в. вновь актуализируется евразийская проблематика в интеллигентских кругах русского зарубежья в связи с их попыткой сохранить русскую национальную культуру от большевистского разгрома. Нынешний этап евразийства, который можно назвать новоевразийским, социально востребован вновь обстановкой хаоса в стране и угрозой её распада в 90-е годы.
    Наряду с синтезом культур и цивилизаций Востока и Запада, Азии и Европы, предметом евразийства является также анализ и разрешение основных противоречий русской культуры: между неограниченной свободой русского духа и отсутствием её в реальной жизни—в экономике, политике, а также в личной жизни; между православным сверхсознательным признанием подчинённости материальной стороны жизни высшей цели человека—духовному богатству и социальной неустроенностью человека в цивилизационном плане. “Лучше ли мы других народов?” или “Хуже мы всех прочих?”—ответы на эти гоголевские вопросы предлагаются следующие. Во-первых, Россия впереди других народов своим духом и духовностью. Во-вторых, она слабее Европы в цивилизационном развитии экономики и демократии. В-третьих, Россия впереди Востока по степени интегрированности с Западом, но отстаёт от Китая, Индии и Японии по части развития очень важной на Востоке так называемой контрольной функции о необходимости которой для России говорил ещё Гоголь: что можно «выбросить, оттолкнуть от себя» и что нужно «внести в себя».
    Из-за лишней открытости нашей культуры и души в России не был развит принцип совместимости различных национальных культур по основным параметрам и по степени их сочетаемости. В результате сработал принцип излишества, например, марксизма. Проигнорировав своих пророков Л. Толстого и Н. Гоголя, предпочли пророка К. Маркса с помощью его апостола В. Ленина.
    Объективная основа этих слабостей, по Гоголю, в том, что Россия в цивилизационном отношении “ещё растопленный металл, не отлившийся в свою национальную форму”, поскольку русские ещё не стали народом, “получившим форму и закалившимся в ней”. Слова эти сказаны Н.В.Гоголем в середине 40-х годов прошлого столетия в «Выбранных местах из переписки с друзьями» т.е. полтора века назад. Что же изменилось с тех пор по обсуждаемому вопросу? Изменилось, конечно, многое, но не в лучшую сторону, о чём пойдёт речь в последующем изложении. Всё ещё бытуют полярные точки зрения: либо признаётся, что Восток есть Восток, а Запад есть Запад, между которыми якобы нет связующих нитей, пути-дороги закрыты, либо цивилизационная связь между ними признаётся нерасторжимой изначально, т.е. абсолютной.
    Первая точка зрения является антиевразийской и неперспективной, ибо как говорил Герман Гессе “Двухмерен мир… А думать иначе небезопасно”. Впрочем, антиевразийским, в сущности, может быть, и формально евразийский подход, если нарушается принцип равенства культур, являющийся в евразийстве непременным. На этом вопросе остановимся подробнее.
    Восток и Запад предстают как глубоко различные духовные и социокультурные начала, накладывающие отпечаток на всю историю мировых цивилизаций. Любая культура и цивилизация в той или иной степени—продукт двухмерности Востока-Запада. Единство этих противоположностей придаёт каждой цивилизации системный характер. Но различие между ними зависит во многом от того, насколько далеко они дифференцировались и удалились либо на Восток, либо на Запад. У каждой культуры и цивилизации мира наблюдаются свои фазы или этапы как разбегания, так и сближения между собой в рамках общемировой двухмерности цивилизационного мира. Потому природу и сущность любой культуры можно понять только через выяснение её места в этой двуединой системе Востока и Запада, Азии и Европы.
    Из двуединого характера общемировой цивилизационной системы и её составляющих исходит и евразийский подход, в рамках которого становится возможным выявление общих принципов и специфики цивилизационного устроения мира в общей системе духовных и социокультурных координат. Он предполагает, с одной стороны, сопоставление каждой культуры или цивилизации с общемировым или наивысшим достигнутым уровнем развития, а с другой—анализ их своеобразия, самобытности и места в системе взаимодействия различных общностей социокультурной природы.
    На мировой карте геокультурных систем, формируемых посредством дифференциации и интеграции противоположных начал, этих комплексов различных системных качеств, особое место занимает Россия, воплощающая основные принципы евразийской цивилизации. Русская общественная мысль в ходе долгих поисков создала развёрнутую идеальную модель этой цивилизации, отразившую сущностные черты того культурно-исторического устроения, в рамках которого реализовались судьбы многих малых и больших народов.
    В западной системе духовности преимущественное развитие получило сциентистско-рационалистическое и утилитарно-экономическое сознание индивидуалистического толка, функционирующее на основе логики не целостного восприятия мира, а дискурсивно-аналитической таксономии его по группам, классам, кланам и т.д. В этой системе отсутствует объединяющее начало, имеющее духовно-нравственную сущность, ибо движущей силой Запада, источником его динамизма служат меркантильно-экономические интересы индивида. В основе механизма их реализации лежит соперничество индивидов, групп, государств и т.п. с применением насилия, направленное на то, чтобы вытеснить или подавить противника-конкурента. Конечно, эти устремления сочетаются с ориентацией на достижение высокой эффективности и профессионализма, что и нашло выражение в этике протестантизма, а затем и омирщённого, хозяйственного практицизма. Холодный расчётливый рационализм в сочетании с высокой эффективностью и профессионализмом позволил Западу достичь высокого уровня экономического развития, что и сделало возможным успехи западного либерализма и демократии.
    Столь эффективное и впечатляющее развитие Запада сопровождалось, однако, значительными утратами многого из общечеловеческого социального и культурного достояния. В этом рациональном и индивидуализированном мире изъят дух человечности и духовной самореализации, средствами достижения которых является не только практическая хозяйственная активность, но и духовная устремлённость, во многом связанная с иррациональными, интуитивно-мистическими способами восприятия бытия.
    В силу односторонности сложившегося на Западе типа духовности, осознаваемой и им самим, там постоянно ведётся поиск тех комплементарных начал, которые могли бы как-то компенсировать ограниченность собственных духовных ресурсов посредством включения новых измерений сознания, получивших развитие в восточных культурах. В духовных структурах восточных цивилизаций существенно значимыми оказались иррациональные, созерцательно-интуитивные способы постижения мира, в которых реализуется единство, казалось бы, противоположных начал. Постоянным коррелятом тенденций к гипертрофии индивидуализма на Востоке выступает развитое общественное сознание в виде этических концепций конфуцианства, даосизма, буддизма и т.д.
    Конечно, несмотря на устойчивость регулятивных принципов, отражённых в этих концепциях, на Востоке наблюдается и разрыв между индивидуальным и общественным сознанием. Свидетельством этого может служить двойственность здесь обыденного сознания, в котором в разных сочетаниях присутствуют бескорыстие и гуманность, с одной стороны, корысть и враждебность—с другой. Зачастую трудно определить, какое начало в нём превалирует в действительности. Это зависит от наклонностей отдельного человека, ибо одни предпочитают открытое социальное бытие, а другие—скрытое, называемое таинственным и в этом смысле—мистическим или иррациональным, индивидуальное бытие, в котором возможны любые проявления воли и страстей. Однако при всей противоположности системных качеств Востока и Запада—это полюса одного и того же порядка вещей, обусловленного самой природой разумного существа, это те две идеи, которые, по выражению П.Я.Чаадаева, обнимают весь жизненный строй человеческого рода.
    “Мир искони делился на две части—Восток и Запад. Это не только географическое деление, но также и порядок вещей, обусловленный самой природой разумного существа: это—два принципа, соответствующего двум динамическим силам природы, две идеи, обнимающие весь жизненный строй человеческого рода. Сосредоточиваясь, углубляясь, замыкаясь в самом себе, созидался человеческий ум на Востоке; раскрываясь вовне, излучаясь во все стороны, борясь со всеми препятствиями, развивается он на Западе. По этим первоначальным данным естественно сложилось общество. На Востоке мысль, углубившись в самое себя, уйдя в тишину, скрывшись в пустыню, предоставила общественной власти распоряжение всеми благами земли; на Западе идея, всюду кидаясь, вступаясь за все нужды человека, алкая счастья во всех его видах, основала власть на принципе права; тем не менее и в той, и в другой сфере жизнь была сильна и плодотворна; там и здесь человеческий разум не имел недостатка в высоких вдохновениях, глубоких мыслях и возвышенных созданиях. Первым выступил Восток и излил на землю потоки света из глубины своего уединённого созерцания; затем пришёл Запад со своей всеобъемлющей деятельностью, своим живым словом и всемогущим анализом, овладел его трудами, кончил начатое Востоком и, наконец, поглотил его в своём широком обхвате”.
    Противоречивость состояния, возникающего в этом пространстве жизни, между Востоком и Западом, находит своё разрешение в евразийстве и представляет собой не механический синтез разнородных начал, а новое качество в виде срединного состояния, снимающего остроту противоречий между ними. Достигается это на путях диалога, взаимодействия культур и цивилизаций и их гармонического единения, прежде всего на духовной основе. Вместо единения человечества посредством его унификации, будь то на пролетарско-интернациональной идее, или на буржуазно-мондиалистской основе, евразийство выдвигает идею единения и интеграции всех культур и цивилизаций на разумной и равноправной основе, золотой середины или логоса.
    Если может физически нормально и социально активно жить однорукий или одноногий человек, то просто нет человека с одним полушарием мозга. Но в отличие от индивида, общество в целом в состоянии компенсировать подобную ущербность однобокого существования. С помощью логики “левополушарного” Запада развивалась больше научно-рационалистическое и потребительско-экономическое сознание индивидуалистического толка. Это логика не целостного восприятия мира, а дискурсивно-аналитического расчленения на группы, классы, таксоны, кланы и т.д. В ней не хватает объединяющего начала на бескорыстной основе, ибо движущей силой выступает меркантильно-экономические интересы. Механизмом их достижений становятся зачастую борьба и насилие. В то же время логике этой подстать этика высокого профессионализма, например, протестантизма. Рационализм в сочетании с высоким профессионализмом явились средством достижения высокого уровня экономического развития, на основе чего оказались возможными достижения западного либерализма и демократии.
    Из трёх уровней сознания, по Пифагору, делившего участников Олимпийских игр на три категории: спортсменов-профессионалов, зрителей с подсознательной целью чем-то поторговать, и просто бескорыстных зрителей, западному сознанию характерны больше два уровня—подсознания и самого сознания, или сознательно-профессионального. В нём мало бескорыстия или духовности, средством достижения которых служат не столько западная активная деятельность, сколько созерцание, относящееся скорее к иррационализму, нежели к рационализму.
    В силу подобной односторонности неизбежна их компенсация логикой “правополушарного” сознания Востока, имея ввиду при этом больше общественное сознание, нежели индивидуальное, включая мышление и психологию индивида. Для Востока исторически значимыми в начале оказались не рационально-профессиональный уровень сознания, а бессознательно-иррациональный уровень подсознания с корыстью, а иногда даже с двумерным или даже двусмысленным выражением мысли из-за сочетания уровней сознания и подсознания, с различной дозировкой корысти и прагматизма с бескорыстием. Подобный сильный индивидуализм, помноженный на восточный замкнутый характер человека, выглядит порой в глазах европейцев как двуликий Янус, который действует по принципу: пишем—один, два—в уме. Не эта ли черта восточного характера выражена устами характера красноармейца Сухова из кинофильма “Белое солнце пустыни”: “Восток—дело тонкое”?
    Компенсацией сильно выраженного индивидуализма на Востоке является развитое общественное сознание в виде этических концепций конфуцианства, даосизма, буддизма и т.д. Но, несмотря на большую регулятивную роль этих этических концепций, разрыв между индивидуальным и общественным сознанием остаётся традиционным. Свидетельством этого может служить наличие двоякого существования на Востоке: дневного—общественного и ночного—индивидуального. Что превалирует в их соотношении, трудно сказать. Это зависит от наклонностей каждого человека, ибо одни предпочитают дневное, социальное бытие, а другие—ночное, индивидуальное бытие, стремясь всячески освободиться от дневной тщетной суеты и быстрее погрузиться в ночную стихию свободы личности.
    В условиях слаборазвитой социальной свободы и восточного деспотизма со стороны господина или властей, “сосредотачиваясь, углубляясь, замыкаясь в самом себе, созидался человеческий ум на Востоке” (Чаадаев). Если свобода на Западе имеет в качестве своей первоосновы рационально-материалистическую, экономическую базу, то на Востоке—мистическую, иррационально-духовную. В соответствии со сказанным, западная свобода экзотерична, ибо истоки её вне личности—в самом обществе, социальной среде, а восточная свобода эзотерична, идущая изнутри человека, от его воли и веры, то есть духовности. Этим бегством от корысти, утилитаризма силён дух Востока, его сверхсознание, как выражения общественного сознания.
    В более древнем мире Востока господствующее положение сохранила духовная культура, а на Западе—материальная цивилизация, лишённая одухотворённости. Как отмечал Н.А.Бердяев: “Старая Европа изменила своему прошлому, отреклась от него. Безрелигиозная мещанская цивилизация победила в ней старую священную культуру. Борьба России и Европы, Востока и Запада представлялась борьбой духа с бездушием, религиозной культуры с безрелигиозной цивилизацией”.
    Однако, при всей поляризованности Востока и Запада—это полюса одной и той же вещи или «порядок вещей, обусловленный самой природой разумного существа: это два принципа, соответствующие двум динамическим силам природы, две идеи, обнимающие весь жизненный строй человеческого рода» (Чаадаев). “… В мудрости Востока и Запада мы видим не враждебные, борющиеся силы, но полюса, между которыми раскачивается жизнь” (Г.Гессе). “Раскачивающаяся жизнь” между полюсами Восток—Запад есть евразийство, представляющее собой не механический синтез их, а новое качество в виде среднего состояния, снимающего остроту между ними. Достигается это путём диалога, взаимодействия культур и цивилизаций и их гармонического единения, прежде всего на духовной основе, а не на основе классового противостояния или иерархического вертикального подчинения слабых и малых более сильным и большим (массовым) цивилизациям. Вместо единения пролетариев всех стран сущность евразийства раскрывается в соединении, синтезе всех культур и цивилизаций на основе симфоничности, равноправия и взаимодополнения.

    ЗАПАД

    (реальность)

    Рациональность

    Деятельность

    Материальность

    Материализм

    Цивилизованность

    Сознание—подсознание

    Открытость

    Экзотеричность

    Планетарность

    ЕВРАЗИЙСТВО

    (виртуальность)

    Рациональность—иррациональность

    Деятельность—созерцание

    Материальность—духовность

    Материализм—идеализм

    Культура—цивилизованность

    Сверхсознание

    Открытость-замкнутость

    Эзо и Экзотеричность

    Космопланетарность

    ВОСТОК

    (реальность)

    Иррациональность

    Созерцание (интуитивизм)

    Духовность

    Идеализм

    Культура

    Подсознание—сознательность

    Закрытость

    Эзотеричность

    Космичность

    Разумеется, как в любой схеме, здесь дается лишь примерное изображение ведущих тенденций в культурах, их типологиях. Основная часть содержания схемы уже разъяснена в общих чертах. Переходим к прояснению остальной части в связи с Россией.
    Занимая срединное положение в мире как в геополитическом, так и в цивилизационном отношении, культура России несёт на себе явную печать и Востока, и Запада. Начнём с самого всеобщего уровня детерминации культуры, каковым является не планетарность, а космичность. Следуя в чем-то больше традициям Востока, русская культура также космологична или космоцентрична, в отличие от планетарно региональных культур и цивилизаций Запада. Космизм русской культуры оказал большое влияние на науку, философию, искусство и т.д., о чём свидетельствуют научные наследия выдающихся корифеев К.Э.Циолковского, В.И.Вернадского, А.Л.Чижевского, космизма русской философии, космонавтики советского периода и т.д.
    Космический принцип уже был заложен в христианской этике, откуда в последующем переходит и в другие области. Процесс этот оказался особенно заметным и успешным в России, прежде всего в научной сфере. Почти одновременно с русскими философами-космистами одним из первых учёных -естествоиспытателей, обративших внимание на фундаментальную детерминирующую роль Космоса, его влияние на общепланетарные процессы, в том числе и на духовно-нравственные, был биолог-геоботаник А.Н.Бекетов (1825-1902)—почётный член Академии наук и ректор Петербургского университета. Он отмечал недостаточность и ограниченность эволюционизма дарвинизма, ориентированного на планетарные рамки, для объяснения биологических процессов и тем более—социальных. Для тех и других нужен космизм, по сравнению с чем физиология, психология и социология мало что дают. Для них характерно «только утверждение, констатирование факта, а не объяснение».
    Но стоит обратиться к небесам, к космическим явлениям, к мировым законам, управляющим Вселенною, и ум поражается тем равновесием, которое мы называем гармонией и которое царствует от пределов земных во всей бесконечности пространства и времени, ибо самое бытие Вселенной немыслимо без равновесия, без уравнения всех и каждого в сфере их деятельности. Вечное, повсеместное движение и вечное, повсеместное равновесие в этом непрестанном движении; ибо если оно и нарушается, то лишь в частностях, восстанавливаясь в тот же самый миг, в который оно нарушено.
    “На равновесии зиждется Вселенная, весь необъятный Космос; в нём заключается самое общее проявление мировой силы, заправляющей как обозримыми звёздными системами, так и малейшим атомом на Земле”
    По Бекетову, причины, указываемые эволюционистами, очевидно, сами лишь следствия других, более общих причин космического порядка. Потому нравственность только тогда получит незыблемую основу, когда будет указан тот космический закон, который служит естественным основанием самой нравственности. Таким основанием является гармония в трёх сферах: космосе, природе, обществе в виде равновесия, равенства, справедливости. Любое более или менее значительное нарушение равновесия, гармонии во всех этих сферах негативно отзывается на обществе и людях. Так, социальные потрясения смутных времён в России, прежнего и нынешнего, совпали с солнечной активностью или с другими космическими влияниями. Здесь нам помогут трактовки отечественных исследователей мира с энергетических позиций, не боясь при этом быть обвинёнными в энергетическом мировоззрении. Вспомним слова Бердяева: “В цивилизации иссякает духовная энергия, угашается дух—источник культуры”. Можно, конечно, здесь духовную энергию воспринимать в переносном смысле, чего однако не следует делать в отношении высказывания Н.К.Рериха: “…Материя и дух—это энергия…”
    Если материализованная энергия своё выражение находит больше в цивилизации, то духовная—в культуре. В культуре, как энергетическом процессе самоорганизации системы духа, также взаимодействуют два момента, объективный и субъективный, причём с явным преобладанием субъективного момента. Потому-то саму культуру больше связывают с духовным процессом, с субъективным способом добывания истины. Подобный духовный процесс различен у каждого человека, степень выраженности которого вполне измерима, однако, не киловаттом, а битом—единицей измерения информации, как меры организованности энергии. Наибольшей духовной энергией обладают так называемые харизматические личности, находящиеся на самой высокой ступени космической эволюции, с огромной силой оказывая влияние на ход этой эволюции, в силу своей высокой одухотворённости. На Востоке их называют великими учителями, наставниками или космическими иерархами.
    Космизм русского духа—евразийский, синтезирующий восточную культуру и западную цивилизацию, восточное созерцание и западную предприимчивость. О подобном синтезе культуры и цивилизации говорил ещё Н.К.Рерих в 1929 г.: “Идея Востока и Запада—идея близнецов…Запад может легко понять основные принципиальные идеи Востока и хранить вечную мудрость, которая исходит из той части мира, откуда фактически произошли все религии и вероучения. А великий Восток следует открытиям Запада и ценит достижения этих творческих умов. На Востоке жаждут плодов цивилизации.”
    Предсказания великого русского евразийца Н.К.Рериха в общем и целом сбываются, но не без коррективов и не так гладко. Дело в том, что если Восток успешно прогрессирует путём межцивилизационных контактов с Западом, то сам Запад оказался в цивилизационном тупике кризиса в экологии, энергетики, продовольствия и т.д. Как бы ни был высок уровень западного интеллигентского сознания, оно даёт сбои, ибо замешано на потребительском рационализме, утилитаризме. Кризис усиливается по мере развития самой цивилизации, на которую работают научно-технический прогресс, философия, социология, искусство, религия, в частности, протестантизм и т.д. В общем, подтверждается ситуация, обрисованная ещё на заре ХХ в. западным же автором О.Шпенглером в “Закате Европы”, о конфликте между цивилизацией и культурой.
    Одновременно наиболее дальновидные деятели западной культуры, преодолевая снобизм и технократизм, стремятся кое-что заимствовать из культуры Востока. Этим объясняется и нынешняя попытка представителей западной культуры закрепить глобальные позиции западной цивилизации и культуры, представить их высшим эталоном, синонимом мировой цивилизации, в которую должны влиться все остальные восточные и иные “варварские” периферийные культуры, предварительно пройдя процесс вестернизации. Понятно, что с точки зрения такого подхода распад биполярного мира, дезинтеграция СССР и крах мировой соцсистемы означают не только победу Запада в “холодной войне” с Востоком, но и победу западной либеральной демократии во всемирном масштабе над тоталитарными и авторитарными недемократическими идеологиями и системами. Именно в этом суть фукуямовской идеи “конца истории”, как победы западничества, атлантизма, либерализма. Попытки же Востока утверждать свою самобытность отвергаются как несущие угрозу III мировой войны, но теперь уже межцивилизационной. Итак, или признавайте победу западных идей либерализма, индивидуализма и вестернизируйтесь или … война цивилизаций. Однако евразийский принцип симфонизма снимает эту дилемму. Потому с некоторых пор в странах Западной Европы и США становятся модными различные мистические учения Востока, что свидетельствует о своеобразном влиянии евразийства, как идеи синтеза культур на современную западную культуру и цивилизацию. Интерес к иррационализму и эзотерическому знанию на Западе, столь сурово осуждённые и отвергнутые в своё время, но успешно развитые в восточных культурах, стал непреложным фактом. Ну что же, возможно, в таком повороте гордыни рационализма Запада к золушке иррационализма Востока проявится мудрость формирования евразийской цивилизации в её западном исполнении и варианте. Ничего не поделаешь, такова жизнь, ибо технократизм западной цивилизации нуждается в дополнении духовной культурой.
    В совершенно ином, даже в противоположном направлении, шло формирование евразийской культуры и цивилизации в России. В отличие от западной рационалистической цивилизации, духовная культура России была изначально более интуитивистской, иррациональной. Где истоки и причины этой изначальной сверхсознательности, духовной сверхчуткости русской культуры? Сверхсознание, как вид непотребительской сверхдеятельности, её иррациональность зиждется не только на космизме, но и на азиатском способе производства, на его слаборазвитой коллективистской экономике, а также факторами природно-географической среды, которой во многом детерминируется развитие самой экономики; социальные условия жизни народа; исторические предания; быт и нравы, а также религиозное сознание—ядро православной цивилизации. К византийско-восточным традициям русского православия присоединяется ещё восточный иррационализм, усиливая тем самым ориенталистские истоки духовности русской культуры. И если учесть при этом, что христианское православие относится всё же и к западной культуре, то евразийская природа русской культуры очевидна, так сказать, с самого начала.
    Иррациональность, выраженная в высокой духовности, явилась очень сильным моментом компенсации низкого уровня развития экономики в условиях азиатского способа производства. Регулятивная общественная функция культуры, во многом заменяющая саму экономику, намного усиливается в России соборностью национального духа. Иррациональная сверхсознательность русского духа имеет двоякую свою основу: в природном отношении—космизм, в социальном плане—соборность, коллек

  6. Alex:

    «Нужна новая общенациональная идея объединения русского суперэтноса со своими субэтносами —других народов многонациональной России. Идея ленинизма явилась одним из вариантов западно-мефистофелевского экономического детерминизма, оказавшегося в состоянии конфронтации с культурологическим детерминизмом русского духа, пуповина которого, в отличие от западно-фаустовского духа, не только на земле, но и в космосе. Чернобыльская техногенная катастрофа, как самая значительная в XX веке, явилась завершающей фазой европейского цикла истории России. Русский космический, сверхсознательный, бескорыстный, неутилитарный дух не приемлет прозападнические реформы экономического детерминизма, воспринимает их как насилие.
    Новое евразийство станет основной идеей истории России XXI века как цивилизационный путь конвергенции социализма и капитализма на социально экономической базе среднего класса. Диахронический европейский цикл истории России завершается, наступает эпоха евразийского цикла как западного диахронического, так и восточного синхронического взаимодействия культур и цивилизаций, что обеспечит не только устойчивое, но и неизменно поступательное развитие. Нам кажется, что таков оптимальный путь сохранения уникальности и величия русской культуры—примата духовности над материальностью от натиска экономического детерминизма, когда многие россияне отдают предпочтение битве за презренный металл».

  7. Alex:

    Коллеги, поправьте, пожалуйста, мой предыдущий комментарий. Начиная вот отсюда: “Г. А. Югай: Новоевразийский путь российской цивилизации «. Этот текст и далее удалите весь. Увы, но сам никак не могу отредактировать.
    Заранее Вам признателен. :)

  8. M-Shah:

    С Дугинской идеологий немного проясняется. Но почему светлые евразийцы навязывают евразийству русско-тюркскую составляющую, когда в Евразии много народов другого этнического корня. Взять Кавказ — почему нет желания обратить внимания на то, что пантюркизм в его крайних проявлениях,направленный неосманистской рукой — это не есть исконное для большинства народов Кавказа и что сам по себе политизированный пантюркизм это есть подобие национализма, шовинизма в их крайних формах?! Евразийство для всех, а не для большинства! Пока ценность Малого отрицается в идее и в формирующейся ею системе, процесс никогда не будет запущен, а если колесо и поедет, то часть спиц будет автоматически вырвана, вытеснена из него в дальнейшем, что непременно скажется на всем движении где-нибудь в середине пути.

    Да, скифы мы!
    И нет числа нам,
    Мы многолики и едины…

Leave a Reply

123