|

Этнологи и этноконфликтологи Центра Л. Гумилева посетили съезд поморов

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 votes, average: 3,00 out of 7)
Загрузка...

Метки: , , , , , , ,

17-18 сентября Движение по защите прав народов было приглашено на IV Межрегиональный съезд поморов, который фактически стал международным, так как на нем присутствовали представители Норвегии и других североевропейских стран. Движение по защите прав народов представляли Павел Зарифуллин, Роман Багдасаров, Виталий Трофимов-Трофимов и Антон Ракитин, специально приглашенные из Москвы и Санкт-Петербурга, так как затрагивались правовые вопросы существования этого народа.

Поморы представляют собой неуникальный, но показательный случай этногенеза в условиях социальной несправедливости. Фактически, идет поиск народного духа для того, чтобы перераспределить добывающиеся в регионе нефтегазовые и алмазные ресурсы. Это экономическая сторона этноренессанса поморов, не отменяющая культурную и политическую составляющую этого самого возрождения.

Поморы говорили о том, что надо самоопределиться и получить различные формы государственной поддержки, а официальные власти, в лице губернатора, мэра и людей из совфеда и минрегионразвития, о методах привлечения в область инвестиций и бренде региона, частью которого должно стать «поморское наследие».

Несмотря на то, что в основе идентичности поморов лежат одни и те же принципы (отсутствие в данной местности монголо-татарского ига, отсутствие крепостничества, промыслово-торговый характер сурового поморского темперамента, исконная народная демократия и прочие темы, в которых соревнуются разные народы, пытаясь продемонстрировать свою исключительную нерусскость), нельзя не отметить и противоречие этой нерусскости, а местами антирусскости. Один докладчик говорит о поморах как о четвертой сестре славянских народов (после русских, белорусов и украинцев), отодвигая, видимо, на пятый план русинов, другой, следом за ним, говорит, что по данным медэкспертиз в расовом плане поморы – это финноугры, ничего чуть ли не унаследовавшие от русских в генетическом плане.

Случаев культурного заимствования без генетического достаточно. Хотя бы вспомнить Магриб, где местные берберы ассимилировались под влиянием арабов, которых было около 4%, и стали частью арабского мира. И западносахарские сахарави фактически к арабам генетического отношения уже не имеют, хотя и именуются «сахарскими арабами». Но сама постановка вопроса какова – поморы или нерусские или сверхрусские!

Игра с идентичностями обычное дело. Чтобы стать сообществом, надо создать основы этого сообщества. Обретение идентичности – хлеб с маслом в вопросах стратегической этнографии. Точно также русские наци пытаясь выделиться из христианского (внеэтнического) мира пытаются принять различные формы язычества. Это выглядит смешно, так как они сохраняют вполне себе христианскую ментальность, боятся наносить тату и вживлять тот же пирсинг. Но тема та самая.

Роман Багдасаров, Павел Зарифуллин, Анатолий Беднов, Иван Мосеев

Другой важный сюжет, который бросается в глаза, клиентельский характер поморского этнического движения. Также как власти пытаются создать бренд региона, оперируя поморством, также и поморы пытаются сформировать сообщество, которое получило бы поддержку от государства в лице региональных властей. Съезд в этом плане походил на форму общественного договора, а работа в секциях – на согласование пунктов этого договора.

Если это так, то понятно, почему поморское движение искало форму самоопределения то как коренной малочисленный народ, то как община, то как территориальное объединение с правом самоуправления. В кулуарах затрагивали тему некоммерческого партнерства и другие очень частные случаи общественных объединений. Самый радикальный тезис был заявлен нами: «Народы имеют право на землю со всеми богатствами недр в ней» – после чего общественность забурлила, ведь все происходило в полуделикатных тонах просьб о поддержке, не переступая грани демократическо-правовой игры.

Понятна и роль замдиректора Департамента межнациональных отношений Минрегионразвтия А. Зенько, который деликатно отваживал от федеральной кормушки все эти народнические инициативы, и всех плакальщиков отсылал подальше. А именно в World Bank.

Символом поморского движения был выбран кибас. Это такое грузило в виде камня, вписанного жесткими берестовыми спицами в можжевеловый круг. Смотрится замечательно, но есть претензия к символистике. Для самих поморов кибас все равно что русская подкова – вешается на удачу. Однако это тяжелая штука, которую кидают в море, и она идет ко дну. Получается двусмысленно. Однако уже какой-то символ. Хотя и смахивает на логотип школы Карате – Киокушинкай.

Многие работы по конструированию идентичности очень понравились. Во-первых, довольно добротно выполнена работа по частичному восстановлению, частичному ре-конструированию поморского языка (или диалекта – хотя многие нерусского направления в поморском дискурсе русским диалектом поморский говор не считают). Многие выражения пришли в русский язык действительно из поморского диалекта, в самом диалекте славянская этимология и в целом все слова понятны. Купить словарик денег пожалел, а надо было бы. Гулящих женщин поморы называли «вертляфками». Очень красивый и добрый язык, что характерно.

Другая часть идентичности – преодоление природы – расписана очень подробно. Поморы первые тут, поморы первые там, и в Сибирь первые шли, и дошли до Штатов, основали Форт Рос, на Гавайях им поклон, вся транстихоокеанская торговля была на поморах, в Архангельск ананасы возили и все такое. Где там истина, а где нет, неважно. Мы должны уважать не только их историю, но и интерпретацию их истории так как народ как группа способен сохранять историю в условиях надвигающейся информационной сингулярности, когда все переписывают историю и игнорируют истину.

Я не сторонник ни генетических исследований ни исторических. Для меня народ представляет собой интерес как политическая данность. Если есть группа с устойчивой идентичностью (и это не ролевая игра в светлое время суток), то народ существует.

Директор Центра Гумилёва Павел Зарифуллин пригласил всех участвующих посетить второй день мероприятия — совместный семинар секции Поморского съезда «Наука», Центра Гумилёва и Движения по защите прав народов, на котором обсуждались правовые вопросы и самый главный вопрос – право народа на недра и землю. Подобно тому как в античные времена правители-завоеватели требовали «земли и воды» от покоряемых народов, также сегодня народы-правители требуют «земли и воды» для себя, чтобы обустроить свой мир так, как того требует социальная и политическая справедливость.

Виталий Трофимов-Трофимов

Leave a Reply

123