|

Права народов в России

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Метки: , , , , , , ,

Конституция Российской Федерации дает как минимум три значения понятию «народ». Во-первых, это политическая общность граждан Российской Федерации, являющихся источником и субъектом публичной политики (преамбула и 3 ст. Конституции РФ). В этом смысле «народ» тождественен понятию «нация». Права нации регулируются гражданским правом.

Статьи 9, 69 71 Конституции также определяют «народ» как территориальную общность, проживающую на определенной территории, которая может быть истолкована как этнотерриториальное образование и сообщество. Так в статье 9 упоминаются народы, проживающие на соответствующей территории, основой жизни и деятельности которых является земля и другие природные ресурсы. Статья 69 упоминает категорию «коренных малочисленных народов», 71 статья определяет права «национальных меньшинств».

Третье определение дает Преамбула и 5 ст. Конституции, определяющие народ как политико-территориальную общность, обладающую равноправием и правом на самоопределение. В последнем определении подчеркивается надэтнический, надконфессиональный внеклассовый характер, а также территориальный характер этой общности. То есть речь идет о региональном сообществе.

Таким образом, если права нации регулируются гражданскими правами, то права этнических, территориальных, региональных сообществ регулируются правами народов.

Наиболее важными принято считать пять основных групп прав народов: внутренне присущие права, политические, экономические, социальные и культурные.

К внутренне присущим правам относят, прежде всего, право на самоопределение.

Самоопределение народа включает не только право на отделение. Современное право предлагает многочисленные формы самоопределения для этнических групп. Некоторые народы могут самоопределиться вплоть до отказа от какой бы то ни было независимости. Другие – могут самоопределиться, отдав часть своих прав сообществу, а частью будут распоряжаться самостоятельно. Третьи – вообще откажутся от какого бы то ни было опекунства или протектората.

Реализация права народов на самоопределение должна осуществляться через явно выраженную волю (референдум). В 2000-х годах право на выход из состава России был изъят из закона о референдуме и конституций национальных республик в составе России в связи с тем, что появление новых государств в настоящее время приводит к появлению экономически несостоявшихся государств, поддержка которых становится обязанностью государств региональных и глобальных лидеров.

Полиэтническая специфика и особенности национальной политики в советский период привели к тому, что по духу конституции России при определении той или иной формы самоопределения основополагающим критерием является то, что что субъектом его должны быть не только конкретные «титульные» народы республик, а все их население, исторически проживающее на данной территории. На практике это не всегда удается реализовать. Также кроме сохранения своего этнонима в названии республики или автономного округа ничто другое не является исключительным правом «титульного» народа, за исключением второго государственного языка на данной территории (фактически – регионального языка).

Во многих случаях территориальное самоопределение возможно на относительно небольшой территории, которая становится районом в рамках субъекта Федерации. И политическое самоопределение сводится лишь к самоуправлению.

Региональные законодательные органы наделены правом определять особый статус поселков, городов и территорий, претендующих на самоопределение. Однако проблема заключается в том, как определить историческую территорию конкретного народа. В большинстве случаев региональные власти позволяют самоопределиться конкретным населенным пунктам, однако тундра, тайга и горы также являются исторической территорией коренных народов.

Отдельная проблема – самоопределение коренных малочисленных народов, общая численность которых составляет около 250 тыс. человек.

Определение дефиниции «коренные малочисленные народы» дано в федеральном законе № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Это народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохранившие традиционные уклад жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в России менее 50 тыс. человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями.

Так как чаще всего они не проживают компактными группами, в отношении них используется такая форма самоопределения как самоуправление, включающего в себя такие формы как национальные районы, национальные поселки, национальные сельские населенные пункты.

Через Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов», предусматривающий такую форму общественного самоуправления малочисленных народов как общины. Наряду с этим закон устанавливает право малочисленных народов создавать в местах их компактного проживания территориальное общественное самоуправление (ТОС) в целях социально-экономического и культурного развития, решения других вопросов своей жизнедеятельности.

Другую группу риска представляют этнические (национальные) меньшинства. Определение термина «национальные меньшинства» не содержат ни Конституция РФ, ни действующее законодательство.

Наиболее перспективной формой самоопределения этих народов является национально-культурная автономия, направленная на защиту, сохранение и развитие их культуры. Ее основная идея – найти способ соединения интересов личности, нации и многонационального сообщества, не нарушая при этом территориальной целостности государства и не препятствуя интеграционным процессам.

В настоящее время зарегистрированы и работают 14 федеральных НКА и более 350 региональных национально-культурных автономий.

На практике такой подход сопряжен с рядом трудностей. Во-первых, в «титульных» регионах администрация не всегда соблюдает пропорциональность представительства различных этнических групп. Группы, представляющие большинство населения, могут быть ограничены в представительстве и могут ощущать угрозу своей культуре, так как по закону не могут создать НКА.

Право народов на родной язык относится ко второй обширной группе прав, к культурным правам. Без решения вопроса о языке невозможно обсуждать проблемы сохранения культуры, самобытности. В международно-правовом дискурсе обозначилась особая категория прав – языковых прав, которые, как показал анализ деятельности ООН и ОБСЕ, рассматриваются ныне в качестве неотъемлемой и важнейшей составляющей общей системы прав человека и народов.

Понятие «родной язык» используется Конституцией РФ. Согласно ч. 3 ст. 68 Конституции «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». Под родным языком понимается язык, на котором человек говорит с детства, а в некоторых случаях – национальный язык национального меньшинства.

Русский язык является государственным языком на территории России, республикам в составе России разрешено устанавливать свои государственные языки, действующие наравне с русским на данной территории. Это в целом согласуется с Европейской хартией региональных языков или языков меньшинств. Однако в настоящее время недостаточно проработан механизм защиты тех жителей республик, для которых региональный язык не является родным. Незнание регионального языка используется региональными властями для ограничения участия нетитульного населения в управлении республиками.

Также многие этнические группы не имеют автономий, а некоторые из них в своих национально-территориальных образованиях составляют меньшинство. Отсутствие у ряда национальностей своей автономии ставит их в отношении гражданских прав, в частности права на использование родных языков, в неравные условия с титульными национальностями, что приводит в итоге к их ассимиляции и дезинтеграции.

Гарантия развития языка также не означает его сохранения, так как развитие языка предполагает его ежедневное практикование, которое часто не может обеспечить ни НКА, ни региональные власти.

Другие культурные права – неприкосновенность культовых сооружений, мест захоронения, усиление регионального компонента в образовании, возвращение этнической топонимики, дублирование на родной язык наименований и т.п.

Культовые объекты и объекты народного наследия занимают важнейшее место в духовной жизни народов. Несмотря на то, что у государства есть все основания объявлять эти объекты находящимися под его защитой, фактически нет возможности обеспечить их сохранность.

Учитывая право народов на безопасность, нет юридических препятствий для учреждения на базе МВД иррегулярных сил народной милиции, которая кроме безопасности на культовых объектах и местах культурного наследия, могла бы участвовать в пресечении межэтнических конфликтов и ликвидации последствий стихийных бедствий. Логика реформы МВД диктует дальнейшее учреждение подобных структур. Прототипами таких сил народной самообороны могут служить козаки, чеченские батальоны «Восток» и «Запад», курдские отряды «пешмерга».

Ликвидация регионального компонента в образовании, произошедшее в 2009 году – это нарушение прав народов. Это также шаг в сторону принудительной унификации народов России.

Необходимо вернуть региональный компонент в образовании, чтобы народы могли институционально воспроизводить свою культуру, язык и образ жизни. При этом федеральный компонент в образовании будет проверяться ЕГЭ и быть основанием для поступления в вуз.

В данный момент этого права народы России лишены.

Политические права народов составляют третью категорию прав. К ним относятся права народов на суверенитет и на власть.

Данная категория прав российским законодательством ограничивается.

Право на суверенитет угрожает проявлением авантюристской политики и появлением новых государств, угрожающих региональной безопасности, как я отмечал ранее.

Право на власть гарантировано в той части, в какой возможно квотированное участие национальных меньшинств и коренных народов в работе органов власти, хотя и здесь не во всех субъектах федерации региональная администрация идет на должное предоставление квот для различных населяющих регион этнических групп. Право на власть также ограничено тем, что законодательство не подразумевает создание этнических выборных органов власти, без решения которых невозможно принять решение в отношение данной этнической группы на федеральном и региональном уровне (например, в странах северной Европы действует саамский парламент, согласующий вопросы, касательно саамов этих стран).

Также значительно ограничены возможности для проведения референдума: прежде всего сроками проведения, сроками подготовки референдума, темами, которые можно затронуть на референдуме.

Экономические права также являются важным блоком прав народов. К экономическим правам относятся неотъемлемый суверенитет над своими природными богатствами, на свободное распоряжение ими.

Право на свободное распоряжение природными богатствами затронуто в Декларации ООН о правах коренных народов (Россией на подписана), Конвенции МОТ «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах». В Российской правоприменительной практике предусмотрено приоритетное использование водных, биологических и других ресурсов коренными народами, чья жизнь зависит от данных ресурсов. Однако, речь идет прежде всего о возобновляемых ресурсах, использование которых нередко в силу неразвитости инфраструктуры, дороговизны транспортировки и других условий возможно только в среде самих этих народов.

Таким образом, экономическое участие коренных многочисленных народов особым порядком не регулируется отдельно и проходит на общих основаниях, а экономическое участие коренных малочисленных народов в рамках общероссийского рынка сводится к созданию зон этнотуризма (экотуризма). Учитывая, что рынок экотуризма фактически уже поделен между уже существующими микрогосударствами и «новыми демократиями» и сам по себе недостаточно эластичен, развитие коренных малочисленных народов остается до сих пор под вопросом. Ситуацию могло бы изменить введение дополнительных квот на разработку природных ресурсов на территории коренных народов, и обеспечение гарантий получения дохода от добычи природных ископаемых коренными народами, как это происходит в Канаде.

Права Народов

Виталий Трофимов-Трофимов,
член Общественной палаты Санкт-Петербурга
Координатор Движения по защите прав народов

Leave a Reply

123