|

Ренессанс кочевой цивилизации

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Первыми номадами новой технологической эры посткочевничества стали космонавты. 

Начиная статью, я был далек от мысли доказать превосходство номадов над остальным миром. Нет и еще раз нет. Но показать колоссальную значимость нашего общего наследия в аспекте вклада в развитие цивилизации считаю необходимым именно подрастающему поколению. Мне искренне хотелось бы, чтобы молодые люди на мгновенье остановились в суете обыденности и попытались проникнуться вселенской глубиной и масштабностью духа кочевничества в истории планеты Земля.

Открытия и инновации степных цивилизаций

В подтверждение сказанных слов и во избежание критики в вольности интерпретации истории данная публикация насыщена цитатами и фактами, приведенными в различных научных источниках. В бронзовый период, начавшийся в IV тысячелетии до н. э., появились кочевое скотоводство и поливное земледелие. По мнению ряда ученых, основным элементом в населении «степной бронзы» были древние арии. Известные всем скифосарматы — потомки тех ариев, которые остались на своей прародине. Имя этой земли, согласно «Авесте», — Арьянам Вайшья. Широкому кругу читателей она известна как Дешт-и-Кыпчак.

Вот что пишет об этом А. Абакумов: «…Авторы ранних частей «Зенд-Авесты» (X—VII вв. до н. э.) трактуют данную географическую территорию как огромную, c прохладным климатом, находящуюся к северу от региона их деятельности (Средней Азии). А это зона археологических культур «степной бронзы», исходной для которой и древнейшей была ямная (III тыс. до н. э.), занимавшая восточноевропейские и крайние западноказахстанские степи. Районом же первоначального формирования ямников на рубеже IV—III тыс. до н. э. (батайский этап), по мнению ряда специалистов, явилось междуречье Волги и Урала».

Теперь переходим к одному из главных и принципиально важных моментов — к вопросу изобретения колеса. В соответствии с принятым в свое время мнением, данный механизм был изобретен в Месопотамии где-то в IV—III тыс. до н. э. Норма стала догмой. Но в книге «Зарождение верховой езды» авторы Дейвид Энтони, Д. Телегин, Доркас Браун указывают следующее: «Анализ конских зубов, найденных на территории Украины, доказывает, что человек начал ездить верхом на лошади 6 000 лет назад — гораздо раньше, чем предполагалось». «Проникновение в восточные степи конных племен завершилось их экономической адаптацией к степным условиям. Они стали заниматься пастбищным скотоводством, а в долинах рек появились небольшие земледельческие угодья. Верховая езда фактически помогла превратить обширные евразийские степи из препятствия в средство межплеменной связи и торговли».

Именно переход к кочевому образу жизни степных племен привел к изобретению колеса, которое и было найдено там, что в свое время привело к небывалой сенсации. Это один факт. В фундаментальном исследовании В. Сафронова «Индоевропейские прародины» сказано буквально: «В научной литературе существует два подхода к проблеме зарождения колесного транспорта, один из которых предполагает зарождение колесного транспорта в одном центре и распространение изобретения во времени и пространстве. Его родоначальником был Чайлд, а в качестве древнейшего центра колесного транспорта выдвигалась Месопотамия…

Другим подходом к этой проблеме является допущение нескольких центров в зарождении колесного транспорта». «Для уточнения соотношения центральноазиатского, месопотамского и индского очагов с колесным транспортом необходимы более серьезные и углубленные хронологические изыскания, однако нас удовлетворяет один вполне однозначный вывод, что колесный транспорт на Древнем Востоке появился практически одновременно в Месопотамии, Центральной Азии и в долине Инда». А вот еще одно мнение А. Абакумова: «Предположительно, запрягать лошадей в колесный транспорт стали где-то на юге Восточной Европы — древнейшие арии (конец III тыс. до н. э.). Незадолго до этого было изобретено колесо — наивыдающееся техническое открытие этих «титанов Евразии». «В начале II тыс. до н. э. племена «степной бронзы» сконструировали боевую колесницу…».

Добавьте ко всему изложенному мнения многочисленных исследователей номадизма — от Гумилева до Аджи, и все встает на свои места: материальная культура в процессе расселения различных племен по земной поверхности стала развиваться не единым потоком, а индивидуально. Началось формирование отдельных народов, занимавших более или менее обширные территории, проходящих культурную адаптацию к тем или иным условиям географической среды. Да, есть разные мнения по поводу времени и центра возникновения, но везде указываются ареалы расселения людей, оседлавших лошадь и перешедших к кочевому образу жизни. Везде речь в конце концов сводится к духу номадизма. Если этот вопрос до сей поры вызывает оживленные дискуссии среди историков, то далее мы поведем разговор о фактах, в принципе, бесспорных.

Как отмечает А. Абакумов, «степная постарийская среда во второй четверти I тыс. до н. э. генерировала изобретение баллистических наконечников стрел». Позже появилось стремя — также одна из важнейших инноваций кочевников. Именно благодаря такому изобретению люди получили возможность мобильного освоения земли, путешествий, исследований территорий, не говоря уже об их военном предназначении. Как известно, военные открытия во многом двигают технический прогресс. Чисто эволюционные гуманитарные инновации, связанные напрямую с образом жизни кочевников, придали свой особенный качественный импульс общему развитию человечества. Я даже не затрагиваю вопроса древности кобыза, ничего не говорю о роли Великого шелкового пути как основного канала глобализационных потоков того времени.

Многие скептики могут парировать: «да, было, ну и что дальше, где они сейчас, кочевники — тупиковая ветвь развития цивилизации». Напротив, все самое интересное только начинается, а точнее сказать, уже началось — и произошло это на глазах всего человечества.

Освоение новых ареалов: космический прорыв

Теперь подходим к самому главному и важному — к открытию, которое население планеты увидело, но не разглядело, к открытию, которое таковым по понятным причинам и назвать сложно. Но дело даже не в теориях, которых сейчас много, к примеру, от Жака Атали. Речь идет о новой эре. Во всей своей истории кочевники, волна за волной, двигались с Запада на Восток и обратно, либо наоборот, — это уж как будет окончательно доказано наукой. Эти передвижения отмечены переселениями народов. Чем и как вообще характеризуются кочевники, чем дух номадизма, его идеология отличны от оседлости?

Обратимся к корифеям исторической науки. Приведу выдержки из монографии Н. Масанова «Кочевая цивилизация казахов: жизнедеятельность номадного общества»: «Местообитания номадов могут быть типолизированы в соответствии с принципами и общепринятой экологической систематикой в качестве ареалов и маргинальных зон по ряду взаимосвязанных и взаимозависимых признаков. Поскольку экосистема представляет собой совокупность всех пространственно локализованных организмов, связанных потоками энергии между собой и со средой обитания взаимодействиями экологического характера, то выделяемый нами ареал или ареальная зона должен соответствовать номадной экосистеме, когда кочевники-скотоводы и их среда обитания объединены в единое функциональное целое, возникающее на основе взаимозависимости и взаимодополнения и обеспечивающее саморегулирующуюся циркуляцию вещества, энергии и информации. В свою очередь второй элемент типологической схемы — маргинальная зона…».

«…Круглый год кочевник должен искать корм для своего скота в суровой и скудной степи. В соответствии с годовым циклом он должен перемещаться по степным пространствам, преодолевая немалые расстояния. Кочевники не могли бы одержать победу над степью, выжить в столь суровом естественном окружении, если бы не развили в себе интуицию, самообладание, физическую и нравственную выносливость», — утверждает А. Дж. Тойнби. Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать неоспоримую данность, что основные принципы номадизма — это мобильность и динамизм, служащие комплексному решению вопроса жизнедеятельности. Иными словами, кочевничеству свойственно освоение «новой экологической ниши».

Номадизму характерна готовность к движению и откочевка с уже временно не пригодного места к новому жизненному ареалу. С этим нельзя не согласиться. Теперь представьте все то же самое в отношении нашей планеты — во вселенском масштабе. Лично у меня дух захватывает! Это не что иное, как выход во внешнюю среду, на новые просторы, в космическое пространство. Четвертого октября 1957 года впервые выведен на орбиту искусственный спутник Земли. Он был запущен с космодрома Байконур. Первый космический полет человека 12 апреля 1961 ознаменовал новую технологическую эру посткочевничества. Запомните эту дату, но уже в новом контексте: человек вышел на новые просторы с целью их освоения. Космодром находится в Сарыарке — центре номадизма. Называйте его как угодно — Арьянам Вайшья, Дешт-и-Кыпчак, Сарыарка, — но произошло это именно здесь. Все началось снова. Просто мы не заметили этого факта, как не уловили того, что, возможно, впервые полуоседлые племена шесть тысяч лет назад приручили лошадь. История спиралевидна, и все повторяется на очередном витке развития цивилизации, однако уже на качественно новом уровне.

И уже здесь можно вернуться к Ж. Атали, который был в начале 90-х годов президентом Всемирного банка и является идеологом глобализации. Он описывает будущее человеческой цивилизации как торговый строй, или «номадизм», где повсюду и во всех направлениях беспрерывно движутся номады-кочевники. Но даже с учетом этого мы опять не увидели самого главного. Мобильность, столь присущая американцам в современном мире, пришла к ним неспроста. В Америку начали переселяться люди со всего света, в поисках новых ареалов жизнедеятельности. Они пытались подчинить себе стихию и прошли через сложную адаптацию, пока создали свой мир в комплексе, учитывая изменения окружающей среды и самой жизни. Это продолжение волны номадов с Востока на Запад. Ковбои, со всеми их характеристиками, стали одним из примеров подобной трансформации. Стремление к движению и особая способность к адаптации, дух номадизма оказались присущи общемировым переселенцам.

Энергия не уходит просто так. И как следствие этого первыми номадами новой технологической эры посткочевничества стали американские астронавты Нил Армстронг, Эдвин Олдрин, Майкл Коллинз. 21 июля 1969 года космический неономад Нил Армстронг сделал первый шаг по поверхности Луны. Воистину, как образно сказал он сам, один маленький шаг человека стал огромным шагом человечества. Добавьте к этому планы колонизации Луны в целях использования новой энергии. Все дело в том, что лучшее термоядерное топливо — изотоп гелий-3. И речь идет о проектах, которые могут быть реализованы в ближайшие 20 лет. Итак, 12 апреля 1961 года начался ренессанс кочевой цивилизации, закрепленный 21 июля 1969 года. В обоих случаях это напрямую связано с духом номадизма.

Вместо заключения

Завершая статью, я мысленно окинул взором весь многотысячелетний путь номадизма — от лошади до межпланетного космического корабля, от юрты до орбитальной космической станции. Потрясающая, вселенских масштабов динамика и менталитет представились мне. Да, жизнь в вечном движении. Это ее шифр, алгоритм, в этом бесконечность. Двигаясь, одно подталкивает другое, придавая при этом энергию, — и так по цепочке, не имея предела. Осознав это, я был потрясен немыслимой мудростью нашего народа, пронесшего через века, как завет от Создателя, динамизм, мобильность и свое постоянно-временное пристанище — дом, который повсюду можно взять с собой, — простую казахскую юрту!

Дарханбек ЖАНДИЛЬДИН

Leave a Reply

123