|

Национальные конфликты провоцируют зарубежные НПО

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Метки: , , ,

Cеверный Кавказ оккупирован агентами зарубежной разведки. Интервью с Игорем Логвиненко, заместителем атамана Терского Казачьего Войска.

Северный Кавказ — сложный, полиэтнический регион. Как много здесь действует национально-патриотических организаций, и имеют ли они реальный общественно-политический вес?

-Прежде всего, самой многочисленной патриотической организацией на Кавказе является казачество. К сожалению, оно расколото еще в эпоху президентства Ельцина, по его инициативе. Ельцин принял указ о государственном реестре казачьих обществ, и потом пошло деление на общественных и реестровых казаков. И если бы не это деление, казачество было бы мощной консолидированной силой, как и до 1996 года. Терское казачье войско, Кубанское, Донское, Ставропольское имели большое влияние на общественно-политическую жизнь Южного федерального округа. На Северном Кавказе имеются еще ряд славянских организаций помимо казачества, которые служат мостом между казаками, и даже помогают найти им общий язык.

Игорь Логвиненко

Если говорить о казачестве, то в основном камнем преткновения являются личностные отношения отдельных представителей. И это настолько мелочно по отношению с глобальной проблемой возрождения России. Понимаете, ведь именно сейчас мы должны четко для себя уяснить, будет ли Россия большим мощным государством или нет. Она призвана быть великой державой, способной влиять на события в мире. В противном случае России не будет вообще. Лидеры национал-патриотических движений на Северном Кавказе это хорошо понимают. И было бы замечательно, если бы все они работали сплоченно.

-Предположим, возникает какой-то межэтнический конфликт. Органы власти прибегают к помощи, советам общественных организаций?

-Реального диалога нет. Лишь в период выборов, власти все же обращают на нас внимание, чтобы то или иное движение выразило поддержку какой-нибудь партии. Но чтобы с нами что-то обсуждать, или к нам прислушиваться — такого, к сожалению, нет. Вспомним, к примеру, террористическую акцию 13октября 2005 года в Нальчике. Общественные организации неоднократно предупреждали о возможном теракте, но нас не слушали, не спрашивали, хотя все прогнозировалось.

Есть мнение, что гораздо большим влиянием обладают неправительственные организации (НПО), финансируемые зарубежными фондами. Много ли их на Северном Кавказе?

-Конечно, организации, финансируемые из-за рубежа, они очень влиятельны. Их много и вести учет сложно, потому что они поддерживают тактику удаленного доступа. Организация может быть зарегистрирована в одном регионе, а работать в другом, как будто ее там и не существует. Краснодар, например, стал просто центром всевозможных неправительственных организаций, финансируемых из-за рубежа.

-Их десятки, или больше?

-Ну, порядка двух десятков точно. Они могут работать под разными названиями, вывесками. Есть «Южнороссийский ресурсный центр», «Фонд «Новая Евразия». Большое влияние имеет движение «За права человека», которое возглавляет Лев Понамарев. Самое интересное — правозащитные региональные отделения возглавили люди, которые засветились на своем крайнем национализме, русофобии, антироссийских настроениях. В начале 90-х они митинговали на площадях, а теперь вдруг стали правозащитниками, выезжают за рубеж, получают там финансирование через определенных посредников. Их деятельность способствует дестабилизации ситуации на Северном Кавказе.

-Разложите, пожалуйста, примерную схему деятельности НПО. Каким образом они действуют на разложение общества, сознания, на что надавливают в первую очередь?

-Задача вообще, в глобальном смысле – стереть все национальные различия. Мы как православные люди придерживаемся позиции, что сам Господь Бог разделил всех на разные нации и племена, именно разноцветие и придает красоту человечеству. Каждый народ своеобразен, уникален. Это как радуга, она красива, когда разложена на разные цветовые спектры, а если смешать цвета – получится грязное пятно. Естественно, чтобы установить власть мирового правительства, нужно стереть границы между государствами, национальные различия. Глобализация идет именно в этом ключе. Им, прежде всего, нужно уничтожить крупные этносы, которые являются государствообразующими, те которые не хотят жить по канонам мирового правительства. Они поддерживают национализм малых народов в самом оголтелом виде, но потом и эти народы будут также уничтожены и обезличены, как и крупные этносы.

— Как, на кого они воздействуют, прежде всего, какие рычаги давления используют: СМИ, литература, лекции, митинги?

-Они всячески манипулируют конфликтными ситуациями. Допустим, есть официально Ислам у нас на Северном Кавказе, есть духовное управление мусульман, нравится -не нравится муфтий, они собирают характеристики на тех мусульман, которые всегда не согласны, всячески преувеличивается негативная роль властей. Все раздувается до небывалых размеров и выносится на обсуждение зарубежных СМИ, чтобы всячески дискредитировать федеральную власть, людей, которые выступают за мирную жизнь на Северном Кавказе. Они стараются внедриться и в систему образования, активно контактируют с ректорами ВУЗов, выплачивают им гранты за различную информацию. НПО прежде всего интересует молодежь, в основном студенты, то есть люди, которые не просто будут иметь высшее образование, но и в перспективе смогут прийти в ораны власти, оказаться на руководящих постах. Они хотят изменить мировоззрение, идеологию, которая постепенно формируется в России.

— Фактически, на территории Кавказа под прикрытием НПО совершенно легально работают агенты зарубежной разведки?

— Получается, что да. Предположим, в рамках какого-то гранта делается научный доклад, в котором указывается на болевые точки того или иного региона в этническом плане, религиозном плане. В итоге, зарубежным спецслужбам не сложно сделать выводы, в какую точку нанести удар, чтобы дестабилизировать обстановку. Грустно осознавать, что люди, которые работают в этих неправительственных организациях, — жители России, россияне, они выезжают за рубеж и там делают выступления, компрометирующие нашу центральную власть. Эти люди двуличны. В этом случае, конечно, крайне трудно поймать агентов влияния, сотрудников иностранных спецслужб.

-В Москве еще года 3 назад активно взялись за контроль над НПО, которые финансируются зарубежными фондами, а на Северном Кавказе?

-Люди, которые связаны с НПО, внедрены и в структуру власти. В КБР, например, есть «Общественно-консультативный совет» при президенте. Не секрет, что там есть люди, так называемые грантососы, которые получают зарубежное финансирование. Они, скажем, по программам Сороса пытаются внедрить обучение или др. Исподволь, тихой поступью делают свое грязное разрушительное дело. Мы знаем пофамильно этих людей.

-Получается, что знаете, но ничего сделать не можете?

-Мы стараемся. Например, мной, как представителем общественности, собирается эта информация и предоставляется властям –«…Вот, посмотрите, с кем вы общаетесь, кому предоставляете помещения, деньги, якобы на благие дела». Неправительственные организации долгое время действовали абсолютно безнаказанно. Мы уверены, что именно они повлияли на события 2005 года в Нальчике. Все зависит от денег. Если сумма большая, конечно, тяжело чему-то воспрепятствовать. Ну не в праве наша страна быть полностью закрытой для деятельности всех НПО. Быть может, России, давно пора создать свои сетевые структуры в Америке для поддержания, например, движения «За права человека в США»?

Беседовала Яна Белянина

Leave a Reply

123