|

Солнечная Русская

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

Метки: , , , , , , ,

(Трактат о женской энергии часть 2.
Начало)

Ограниченность структурализма

После века этнографии и структурализма ключи мира валяются под ногами. Фрезер, Малиновский, Мосс, Пропп, Боас, Барт, Леви-Строс, Мид и Элиаде разорвали «тело мифа», как хищные грифы, «развинтили» «скелет сказки» по косточкам, словно сказочные же воронята. Нет больше в человеческом мире «фигур умолчания», миссия женщины разгадана. Под структуралистским рентгеном Проппа сочное и страшное очертание Бабы Яги разложено как банальный архитектурный план.

Структурализм произвёл великую революцию, и всё в мире стало рациональным. Однако тайну живучести сказки антропологи-воронята уловить не смогли. Они так роскошно говорят о культуре, они режут символы на части, как пироги, пока кто-то простой и ни черта в науке непонимающий заунывным голосом не начинает вещать: «одному армянскому мужику приснился сон, что надо копать лабиринт в форме креста и круга. Он копал его 25 лет и умер. Мы вошли в эту подземную пещеру и…» Над обществом повисает внимательная гробовая тишина. Миф скорее жив, чем мёртв. Стоит живёхонек и хохочет над структуралистом.

Откуда берётся тайный аметистовый огонь в печи Яги? Откуда и куда бегут золотыми змеями-ручьями волны женского энтузиазма? Понять и разобрать образ Женщины – Яги этносоциологи могут. А вот оживить и воспроизвести – нет. Тайна мёртвой воды у структуралистов в руках. Тайна живой воды – по-прежнему в тонких женских пальцах, с изысканными ногтями – в железных крюках Яги. Нас, как исследователей энергии, больше интересует живая вода. Поэтому структурализм закончен, разбирать больше нечего. Мёртвая вода пролилась – очередь за живой, настоянной на крови единорога. Она благоухает цветущими грушёвыми садами!

Золотая Баба

К.Васильев, "Богиня любви Фрейя"

Энергия Яги однажды размоталась и выскочила из архетипического женского овала-круга, превратив предопределённость-колесо в спираль. Она, бегущая по энергетическим волнам, направила-завлекла косяки своих птиц, рыб, потоки саранчи в Великую Степь.

Грёза Степи! Её топос мутирует классический образ дремучей Бабы Яги – «лешачихи», взрывает привычное представление о «Великой Матери», заставляя женское сердце биться сильнее, а кровь по венам гонять быстрее. И раньше «изба смерти»(1) не отличалась заземлённостью, танцевала на курьих ножках. Но:

«Если б
Наши избы были на колесах,
Мы впрягли бы в них своих коней
И гужом с солончаковых плесов
Потянулись в золото степей.
Наши б кони, длинно выгнув шеи,
Стадом черных лебедей
По водам ржи
Понесли нас, буйно хорошея,
В новый край, чтоб новой жизнью жить».
(Сергей Есенин «Емельян Пугачёв»)

Пространство бесконечной Равнины, с половецких времён обставленное бабами-истуканами, делает с Женщиной что-то дивное… «за степною рекой среди шелковых трав, у криничной воды возле моря». А небесный покров над развивающимися магическими косами кочевницы ломает замки структуралистских законов, подсчитанных метафор и морфем духа человеческого. Яга становится иной – выражением чистейшего Женского, не замутнённого чужими примесями.

Образ Яги перерождается в фигуру Царь-девицы – хозяйки и матери огненных кобылиц.
На златой кобылице Яга «каждый день вокруг света облетает»! Словно солнечный Гелиос или сокологлавый Ра. Наша Женщина стала равна богам и равновелика Солнцу, в русских сказках светило просто именуется её сыном. Солнечная русская богиня. Золотая Баба!

Нимфы не могут лгать!

Горлопаны-традиционалисты в России и на Западе постоянно заявляют, что Третий Рейх был реставрацией Священного, что Гитлер пробудил духи и архетипы, засунутые в подсознание порабощённых народов «проклятой» декартовской цивилизацией.
Зная, что Священное первейшим образом связано с Женским, очень легко доказать что фашизм и национал-социализм никаким пробуждением Священного не были. Фрау Геббельс с детишками, бабуля Людендорф в ариософской ложе, госпожа Рифеншталь с кинокамерой, ну вот и весь куцый набор какого-нибудь «Утра магов» (2). Нет в Европе Священного, нет сейчас – не было и при Третьем Рейхе. Всё что пробуждается – зайцем бежит на Восход…И на русском «фовическом» Диком Востоке Священное живёт необыкновенной жизнью.

Женская влекущая энергетика, завещанная Русскому народу прародительницей Ягой, была сформулированная в философии всеединства – в софиологии Владимира Соловьёва…Нимфа любви искала воплощения в Серебряном веке и Революции! Находила и опять теряла…

Н.Рерих, "Изба смерти"

В очаровании милости-дарыни Менделеевой – жены Александра Блока. И в фуророносном движении Александры Коллонтай к златомедовому раю «пчёл трудовых»… во главе морского экипажа со «стаканом выпитой воды» (3) наперевес…
Стакан зачерпнула в источнике русской Правды. Нимфы не могут лгать!

Россия даже пыталась импортировать образ нимфы. Выхватить его из кружения американской божественной танцовщицы и ясновидящей Айседоры Дункан, повязанной красными флагами, и шарфами и судьбами с убивающими автомобилями… Айседора, как танцующая звезда, двигалась на Восток и говорила знакомые нам мысли:  «Я бежала из Европы от искусства, тесно связанного с коммерцией. Кокетливому, грациозному, но аффектированному жесту красивой женщины я предпочитаю движение существа горбатого, но одухотворенного внутренней идеей». Умирая, Айседра завещала нам направление эклиптики Утренней Звезды: Adieu, mes amis. Je vais à la gloire! («Прощайте, друзья! Я иду к славе»)

К Славе без тени, к престолу Любви и к Началу Начал.

Череп и кости

Стихия Любви почти разыскала свой запечатленный образ в «женском батальоне смерти» Временного правительства. Там «ударницы» Марии Бочкарёвой дрались на штыках с германцами и носили шевроны с «Адамовой головой». Череп и кости – сакральные символы Бабы Яги. Черепа предков и кости для игр. Священное мигнуло, чтобы стать однажды лицом русской войны в целом. В октябре 1941 года Марина Раскова и Евдокия Бершанская сформировали «Дунькин полк», более известный сегодня как 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк Краснознамённый Таманский ордена Суворова 3-й степени.

Полк укомплектовали исключительно девушками. Итак, древнее качество Солнечной Яги, невероятные возможности женской стихии к летучести приняли зримое воплощение. Образ Женского Священного отныне запечатлен в фигуре героических лётчицы. Солнечной Русской! Они летали по ночам на учебных самолётах У-2, привязывая к ним бомбы верёвками. Немцы называли У-2 — «Нaltsnähmaschine» (швейная машина).

Будто бы Небо оплели тысячи Арахн-ткачих, висящих на звёздах и плетущих для оккупантов несчастные судьбы. Германцы сразу поняли, с кем имеют дело. Они называли лётчиц «ночными ведьмами». Они вылетали на точечную бомбардировку вражеских позиций по 7-8 раз за ночь. Конструкции самолётов не предусматривали пулемётов и небесные девушки летали безоружными (а чтобы удобнее было сидеть в узкой кабине, не одевали парашютов!).

Ночные колдуньи сеяли на вражеские войска бациллы удушливого и навязчивого страха, ведь «красота – страшная сила!». Метали помелом пропеллера тоску и зёрна отчаянья! Сеяли беды и вешали всех собак на головы! Есть документальные свидетельства, что после визитов «Ночных ведьм» немецкие войска очень плохо воевали и склонялись к пораженчеству. Древние суеверия оказались эффективным элементом военной стратегии.

Красные ведьмы мололи вниз с аэрократических «Кофемюлле» (4) инфекции тёмной тревоги, нагнетали в чернильнице дней Гекаты панику, доводили фашистов до безумия! Звенящие в сфере из ночного ковыля на шарнирах шаровой молнии бипланы, между Люцифером и Утренней Звездой, – ни это ли воплощение Священного! Внушающего беспричинный ужас и озаряющие сердца инопланетным счастьем?!
Они поднимают вверх жало лилового букета «кукушкиных слёзок» (5)… И тихо прошивают невидимую сторону небесного ситца Господа Саваофа.

Солнечная Русская

В 1981 году на киностудии им. Горького закончили фильм «В небе ночные ведьмы» (6), презентовавший советскому народу несколько сказочных сюжетов.

Утро. У-2 низко летит над землёй, укорачиваясь от германского «Мессера». Командир экипажа Ольга Захарченко видит на дороге разбитую танками телегу, с трупами вокруг, и сидящего возле убитой матери в «стеклянном состоянии» маленького мальчика. Товарищ Захарченко на виду у «Мессера» и «Тигров» сажает самолёт и забирает хлопца в буквальном смысле на небо. Словно Баба Яга Иванушку суёт в ступу биплановой кабины. И только крутится колесо на перевёрнутой телеге. Как магический энтузиазм в теле Солнечной Русской…

Жизнь авиаполка протекает в светящихся степных пасторалях Южной Украины и Крыма. В благоухающем весеннем купаже тюльпанов, гусиного лука, ириса, степного миндаля и адониса. Морской ветер доносит странную ноту «венериных башмачков». Эта орхидея, известная в русском травнике, как «кукушкины сапожки» и «адамова голова» могла бы стать символом авиаполка.

Наши амазонки умудряются в грязи и копоти войны сохранять аристократическое достоинство. Каждое утро после бомбометания они моются, причёсываются и красятся, и мгновенно привлекают к себе взгляд солнца, опьянённого букетом «Красной Москвы».
Блаженный Крым в шлейфе Венериных башмачков распахнул для зрителей Девичье царство из русских сказок. И нахождение в Раю Тридевятого Королевства подарило женскому естеству особые духовные перспективы.

Ещё кадры: Ольга Захарченко в кабине (как обычно без парашюта) горит вместе со своим деревянным самолётом, врастает в клубящийся над океаном сжатого воздуха плазменный звёздный поток.

«Иль, может быть, в берлоге колдуна,
Когда глядел он в узкое оконце,
Его зачаровала вышина
И властно превратила сердце в солнце».
(Николай Гумилёв, «Орёл»)

Голубка Войны

Лётчица Галина Поликарпова, чудом выжившая подруга атмосферной Захарченко — женщина особой породы. Помимо еженощного героизма она демонстрирует в фильме тип полузабытого в XX веке русского гусара: входит и выходит в дома через окна, гоняет на мотоциклах, даёт детям стрелять из пистолета. Галина опьяняет окружающих искристой и лучистой как Серебристые облака любовью.

Сценарий намечает фрейдистское уравнение – за симпатию валькирии борются спасённый маленький мальчик и лихой военный на трофейном BMW R-75 с коляской. Но Русь аномальна и запредельна для европейского психоанализа. И как же мудро писал Александр Эткинд о том, что фрейдистские концепции в России зашкаливают и ломаются (7)! От грозового электричества в ладони полуночной ведьмы, живущей в ладу с шуршащими в пурпуре утреннего неба сёстрами-молниями!

Фильм заканчивается тем, что самолёт златоглавой Поликарповой пропадает. Не находят ни трупа, ни биплана. И мальчик, и мужчина (словно сын и отец) с тоской смотрят на Небо. Туда – в Страну Света – умчалась чистая, как слеза и бисерный Божий день, царская колесница-спираль.

Русский Бог

Так, между кровавым и родным ягуаром, лесным и степным парфюмером и каурой кобылицей, в заботах, песнях и метаморфозах танцует балет «Красный мак» — наша шестокрылая любовь. Благодаря её пророческому дару и неиссякаемому энтузиазму существует народ, сшитый прекрасной златошвейкой из русской сказки. Голубка тихо смеется над пафосными попытками по превращению её свободного путешествия в бронзовый памятник. Солнечная Русская не может быть мумией из книжек и таинственных культов. Всё сектантское ей противно. Золотая Баба смотрит на мир влюблёнными глазами и оживляет прикосновением.

В безветренный ясный день к ней можно поднести спичку и вызвать мировой пожар. Сама же она в огне не горит, как неопалимая купина. Питая жизнью и молодостью, не прикасается к еде, потому что сыта любовью. Оседлав тройку райских птиц, Солнечная Русская несётся в бесконечное ночное путешествие, всегда оставаясь на месте. Открывает небесные ворота ласковым поглаживанием снежной рукавицы и ёжится в костюме снегурочки. Словно незримая валентность, она связывает разрозненные русские вещества.

Je vais à la gloire! Я иду к Ней!

Павел Зарифуллин

(1) Такой увидел избушку Бабы Яги Николай Рерих.
(2) Книга-утопия Жака Бержье и Луи Повеля об оккультизме Третьего Рейха.
(3) Теория стакана воды — взгляды на любовь, брак и семью, которые были распространены (особенно среди молодёжи) в первые годы советской власти. Заключались в отрицании любви и сведении отношений между мужчиной и женщиной к инстинктивной сексуальной потребности, которая должна находить удовлетворение без всяких «условностей», так же просто, как утоление жажды (заняться сексом просто, как выпить стакан воды).  Авторство приписывают Александре Коллонтай.
(4) «Кофемолка». Ещё одно немецкое название учебного самолёта «У-2».
(5) Кукушкины слёзки – народное название Ятрышника пятнистого – священного растения весенних женских ритуалов.
(6) Режиссёр Евгений Жигуленко.
(7) Александр Эткинд «Хлыст. Секты, литература и революция». Кафедра славистики Университета Хельсинки. М., 1998.

Продолжение Трактата

2 комментария for “Солнечная Русская”

  1. Олег:

    Трахтемировское городище было названо так на честь отца Колаксая, Арпоксая и Липоксая героя Таргитая. Он же – старец-богатырь русских сказок Таръ Тарахович, живший на горе Сиян и добившийся любви Бабы-Яги [Рыбаков Б. Язычество Древней Руси. – М.: Наука, 1988. – С.76-78], которая в осетинском эпосе нартов известна как Ахумида, а в греческой мифологии – волшебница Медея. Геродот рассказывает, собственно, как Геракл-Таргитай был соблазнен полудевой-полузмеей (Ехидной), от которого она родила родоначальников скифов.

  2. Зарифуллин:

    Спасибо Олег, а про Таргатая речь впереди — трактат не закончен)))

Leave a Reply to Олег

123