|

Современная российская государственная национальная политика и новые подходы к ее реализации

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 0,50 out of 7)
Загрузка...

Метки:

Эссе писал год назад для федерального Центра социально-консервативной политики для того чтобы попало в руки некоторым посещающим этот центр в те дни персонажам. Например, Юрию Евгеньевичу Шувалову. Несмотря на некоторую наивность, которая там местами присутствует, некоторые положения до сих пор актуальны, а некоторые бы предвосхитили события на Манежке. Писал текст наспех, так как в тот день были дела в ГосДуме. В общем, за слог и размашистость прощайте.

Так называемый «национальный вопрос» в России остается не просто первичным по отношению к ряду других вопросов – социальных, а в ряде регионов еще и экономических и конфессиональных, – его значимость начинает расти на фоне глобального экономического кризиса, а связанные с ним проблемы в ряде регионов (приостановка переселения лакцев в Новолакский район, проблема двух приграничных районов между республиками Чечня и Ингушетия, проблема переселения соотечественников, проблема натурализации мигрантов) только усугубляются.

Вместе с тем, концепция государственной национальной политики, принятой в 1996 году, уже не отражает современных реалий национальной картины России, опирается на необходимости по большей части решенных проблем (территориальная целостность, федеративные договора, разграничение полномочий между центром и регионами) и не отражает новых вызовов. Интерес к изменению концепции проявляют и другие силы в стране, не всегда нацеленные на длительную работу в этом направлении.

Созданный исходя из концепции орган – Ассамблея народов России – недостаточно репрезентативен и не имеет актуальных, нужных, с точки зрения развития гражданского общества, механизмов развития народов России, предотвращения конфликтов и обеспечения мирного продвижения национальных интересов.

Вместе с тем Россия является многонациональной и многоконфессиональной страной. В условиях усиления процессов деколонизации, особо проявившихся последнее десятилетие, для обеспечения не только национальных интересов, но и во многом суверенитета страны необходимо не только менять устаревшую концепцию, отражающую оборонительный характер национальной политики, необходимо действовать в вопросах национального самоопределения наступательно, силами внешней политики, международного сотрудничества.

Появление новых государств-этнократий, подчас покушающихся на российские интересы, начиная с Косово, уже вышли за рамки международных норм права. В мире аналогичных ситуаций около 34, по большинству из них Россия не имеет своей позиции даже на уровне официальных заявлений МИД РФ. Значительный опыт в этом вопросе был накоплен Советским Союзом, обеспечившим продвижение своих интересов через сеть национально-освободительных движений. Во многом, со значительными изменениями и обновленной идеологической базой, которые я раскрою в этой работе, этот механизм необходимо задействовать и сейчас.

Прежде всего, необходимо задействовать интеллектуальные силы России для формирования новой национальной политики, которую следует выразить в новой концепции, отражающей не только идеальное состояние дальнейшего национального устройства России, но и предлагающей рамки и перспективные границы национального мира за ее периметром (русский мир, пространство СНГ, национальный подход в международных отношениях). Принципы, которыми должна руководствоваться Россия, можно в общих чертах очертить уже сейчас:

1. Учитывая, что с точки зрения мировой политики не так много экспортных политически значимых идей (экспорт политического ислама, экспорт демократии), Россия должна взять на вооружение для продвижения своих национальных интересов одну из них – экспорт суверенитета.

Идея современных концепций суверенитета, необходимая для реализации национальной политики за рубежом, разработаны, в частности, в работах Андрея Кокошина. Несмотря на возникающие вопросы и недостатки идеи экспорта суверенитета (например, в частности, в отличие от экспорта демократии или политического ислама, у экспорта суверенитета нет должного парадигмального основания), этот инструмент кажется весьма перспективным, когда начнет принимать политические формы (поддержка самоопределения дружественных народов за рубежом, военная поддержка и обучение национальных армий в ключевых, экономически значимых точках). Эта работа велась и ранее, но носила несистемный и, что важнее, межгосударственный, а не межнациональный характер.

Суверенитет тут также не стоит воспринимать как военный суверенитет. Куда более важен, например, суверенный взгляд на историю народов, находящихся под юрисдикцией соседних, часто враждебных государств, историософский суверенитет.

2. Россия должна занять лидирующую позицию в международном процессе формирования т.н. «прав третьего поколения» – прав народов и обеспечить их защиту, выступая их гарантом. Многие государства грубо нарушают права народов: Грузия принудительно ассимилирует и лишает политических возможностей армян в Джавахетии и азербайджанцев в Квемо-Картли, в Прибалтике русскоязычное население вообще лишено гражданских прав, прав второго поколения. Некоторые государства пошли еще дальше – они в грубой форме нарушают права народов. Например, США и Франция вообще отрицают возможность создания национально-культурных автономий для своих национальных меньшинств.

России необходимо добиться продвижения своих проектов концепции прав народов на международном уровне, сформированных с учетом ее национальных интересов. Цель государственной политики в этом вопросе – возглавить движение по защите прав народов.

Обеспечение политической и правовой защищенности малочисленных народов и национальных меньшинств выделена также в качестве приоритета и в старой концепции государственной национальной политики, но механизма обеспечения этой защищенности не приведено.

3. Важнейший принцип, который должна преследовать Россия – единство связанных с ней своей судьбой народов (и воссоединение разделенных народов в мире как принцип внешней политики). Россия как страна, являющаяся центром самых крупных разделенных народов – русских, украинцев, а также лезгин, осетин, талышей, черкесов (адыгэ).

Игнорирование проблем разделенных народов в свое время послужило толчком к первым (еще до Чеченской кампании) на постсоветском пространстве вооруженным конфликтам: переселенные из Южной Осетии осетины заняли Приграничный район Северной Осетии, традиционные земли депортированных ингушей.

Практически везде в мире тема разделенных народов лежит в плоскости геополитического измерения и отвечает нашим национальным интересам. Механизмы для воссоединения народов и их поддержка как целостного объекта могут быть различны (упрочение культурных связей, трансграничная экономическая деятельность, совместные инфраструктурные проекты и политическая поддержка интеграции вплоть до ирредентизма там, где это отвечает государственным интересам).

Также стоит отметить, что разделенные народы есть практически в любой части мира, а их разделение очень часто носит политтехнологический характер в соответствии со стратегическими взглядами и подходами капиталистического блока в период с 1940-х по 1990-е годы и частично после этого периода. Вкратце озвучу наиболее близкие для России ситуации разделенных народов и характер национальных интересов в регионе:

Аварцы (Россия и Азербайджан), участие Азербайджана в строительстве трубопровода в обход России.

Русские (Россия, Украина, Казахстан, Прибалтика), транспортные коридоры на север и юг Европы, стратегическое присутствие России в Средней Азии, участие России в экономике Казахстана, геостратегические площадки т.н. «санитарного кордона» в Крыму, Новороссии, Балтике, Черном море.

Осетины (Россия, Южная Осетия), военное значение территории за горами для Кавказского театра военных действий.

Венгры (Венгрия, Румыния, Сербия), обеспечение целостности Сербии в Воеводине, Сербия как перспективный энергетический коридор из Болгарии на юг Европы в Австрию, ослабление Румынии как игрока на Черном море (занятие территорий Украины, давление на Молдавию, осложнение положения Приднестровья, проникновение на Кавказ и участие в NABUCCO).

Лезгины (Россия и Азербайджан), по тем же причинам что и аварцы.

Также значительное политическое, экономическое и стратегическое измерение имеют разделенные народы Латинской Америки, таджики, белуджи, талыши, туркмены и другие.

Однако прежде всего необходимо определить современную государственную национальную политику внутри страны и добиться максимально полной ее реализации. Целями национальной политики внутри страны должны стать установление межнационального мира по линии «центр – национальная окраина», «автохтонное – пришлое население», «коренные горожане – приезжие мигранты» как самые уязвимые, пресекать проявления религиозного и национального экстремизма, вовлечение представителей национальных меньшинств в городскую среду, реализация их творческого и трудового потенциала, окончательное разрешение сохраняющихся этнополитических конфликтов, в том числе и изменением границ существующих субъектов федерации, несправедливо сохраняющихся с советских времен (в частности разделенный адыгейский народ, территориальные проблемы чечено-ингушских районов, пригородный район Северной Осетии – Алании).

Действенным механизмом представления национальных интересов должен стать обновленный орган на базе Ассамблеи народов России, поднятый на уровень Национальной палаты (по аналогии с Общественной палатой РФ), которая будет гарантировать действительные полномочия ее членам, и гарантировать их социальную защиту от произвола и коррупции органов государственной власти.
При этом специфика Национальной палаты может серьезно отличать принцип набора ее членов от набора членов Общественной палаты. Тем не менее, набор не должен находиться в ведомстве региональных органов власти из-за попытки последних, во-первых, преследовать свои клановые цели и, во-вторых, из-за несовпадения национальных и региональных границ в большинстве национальных государственных образований.

Задачами национальной палаты должны стать:
1. Максимальная консолидация народов России на пути политической и технологической модернизации;
2. Выработка общих правил разрешения межнациональных конфликтов;
3. Участие в переселении соотечественников, представление прав переселенцев;
4. Развитие национально-культурных автономий;
5. Определение и реализация наиболее перспективных проектов сотрудничества в межнациональных отношениях;
6. Выработка концепции прав народов;
7. Сопровождение инвестиционных проектов в национальных образованиях и уменьшение рисков;
8. Другие…

Государственную национальную политику должно реализовывать Федеральное агентство по национальной политике (правительственного подчинения). Необходимость учреждения агентства обусловлено тем, что ныне существующие структуры не справляются с реализацией национальной политики (Минрегионразвития и профильный комитет общественной палаты, а также Минкульт, которому переданы полномочия упраздненного Министерства по национальной политике, доказали свою неэффективность в представлении интересов национальных меньшинств и способности прогнозировать, регулировать и разрешать национальные и этнополитические конфликты). О необходимости создания федерального агентства постоянно поднимается на тематических научно-практических конференциях. Например, на прошедшей в Петербурге 12-13 октября 2009 года научно-практической конференции «Межнациональные отношения в России и пути предотвращения экстремизма, агрессивной ксенофобии и этнической дискриминации», на которой этот вопрос обсуждался особенно детально.

Особую роль агентство должно играть в работе по профилактике экстремизма, а представитель агентства должен сопровождать дела отдела «Э», где усматривается национальный мотив. В определенном смысле, агентство должно особым образом участвовать в работе отдела «Э» и там, где уже сложились аналитические и общественные группы при отделах «Э», этим группам должен быть присвоен межведомственный статус, увязывающий их работу с агентством. Подобный опыт был реализован в свое время в Санкт-Петербурге.

В функции агентства также должны быть включены функции постоянного мониторинга национальной напряженности в России, динамики конфликтов, работу с исследовательскими центрами (и инициализацию создания подобных центров), занимающимися прогнозами этнополитической напряженности, последствиями принимаемых решений, правовой экспертизой и т.п. В частности заинтересованность в создании подобных центров (совместно с перспективным агентством уже высказали ряд конфликтологических кафедр на базе социологических, психологических и военных вузов).
Значительное внимание должно быть уделено также и национальному совету при Прокуратуре РФ. Опыт положительно зарекомендовавшей себя межконфессиональной комиссии, проводящей теологическую экспертизу текстов и выступлений, связанных с межконфессиональной рознью, должен быть экстраполирован и на межнациональную комиссию при прокуратуре для экспертной оценки мотивов мигрантов и граждан России из неславянских регионов страны с учетом их национальной, клановой (тухумной, тейповой) и региональной ментальности. Также агентство должно наладить работу с психолингвистами, проводящих экспертизу текстов, связанных с различными формами национальной розни. Это поле на данный момент плохо разработано, а психолингвисты России не все известны прокуратуре.

Другим направлением в свете реализации национальной политики как части внешней политики ФАНП должен особое внимание уделять «русскому миру» «черкесскому миру» и постсоветскому пространству в целях дальнейшего их структурирования и использования для реализации национальных интересов страны.

Также важное значение обретает комиссия по переселению соотечественников, которую стоит создать на базе ФМС, ФАНП и Национальной палаты, в функции которой должны войти прогнозирование дальнейшей национальной картины России и выработка квот по предоставлению гражданства (и путей предоставления гражданства) для иммигрантов в Россию.

Созревшая необходимость учреждения ФАНП обуславливается также и:

Необходимостью обобщения и практического использования опыта урегулирования межнациональных конфликтов, приобретенного, например, комиссией по разрешению национальных споров в Республике Дагестан. Очень сложного региона, где на этом поле уже есть очевидные и серьезные успехи.

Необходимостью создания базы технологий, обеспечивающих раннее предупреждение, выявление, сопровождение и урегулирование этнических и этнополитических конфликтов.

Необходимостью пресечения фальсификации истории, эксплуатирующей национальные мотивы, выработки единых, уважающих национальные чувства, подходов к российской истории.

Необходимостью установления тесных связей (в том числе и экономического порядка) с близкими и родственными народами за рубежом (учитывая, что кризис открытого рынка связан во многом и с ростом национального самосознания);

И рядом других…

Совершенно особую роль должен играть институт омбудсменов по правам народов. Им должна быть передана часть функций омбудсменов по правам человека, изъятая по признаку национальных мотивов. На них должна возлагаться функции контроля за соблюдением законных прав и интересов народов России в деятельности органов исполнительной власти и должностных лиц. Как и уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка, уполномоченный по правам народов должен также назначаться Государственной Думой, а в регионах должен быть свой уполномоченный, представляющий интересы народов, населяющих данный субъект Российской федерации, включая объединения трудовых мигрантов, создать которые надлежит в том числе и силами ФАНП.

Немаловажным кажется также и создание социальной службы, способной трудоустраивать, отслеживать и сопровождать национальные кадры страны. Аналогичные службы, например, в США и, в прошлом, в СССР, действующие на расовом или национальном основании, имеют богатую историю и опыт в борьбе с национальной и расовой дискриминацией, обязательства по которой также лежат и на России в соответствии с Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 1969 года.

Другой задачей социальной службы будет разрушение клановых систем отношений через точечное, перспективное трудоустройство одаренной национальной молодежи, формирование в ней философии развития, модернизации силами Росмолодежи. Подобный подход позволяет проводить смелые эксперименты по организации систем удаленной и дистанционной занятости как формы подготовки одиночных универсальных профессионалов, не связанных нетрудовыми отношениями с действующими в национальных образованиях (и вне их) трудовыми коллективами. Организация таких дистанционных форм занятости также позволит ограничить внутреннюю миграцию из национальных образований в столицу и крупнейшие города страны.

Особое внимание следует уделять функциям мониторинга не только фактов сепаратизма, унитаризма, ксенофобии, но и кириофобии, боязни приезжих коренного населения, что вызывает также напряженность. Законодательное ужесточение наказания по статье 282 и 280 УК РФ и увеличение штрафов за эксплуатацию национальной и националистической темы в СМИ также в должной мере послужат формированию должной государственной национальной политики, установлению межнационального и транснационального мира, позволят России по новому, более успешно, сформировать свои национальные интересы и должным образом реализовать их через защиту прав народов.

Виталий Трофимов-Трофимов

Корейская инсей-лига Александра Диннерштейна

.

Leave a Reply

123