|

Современные концепции преодоления и смягчения межэтнических конфликтов

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 3,00 out of 7)
Загрузка...

Метки: , ,

В основе конфликтов на этнической почве в современном мире лежат различные причины, обуславливающие их уникальность и неповторимость. В большинстве случаев набор мер, разработанных для одной конфликтной ситуации, оказывается неприменимым в другой ситуации. На характер конфликта оказывают влияние цивилизационные (религиозные, геополитические) факторы, историческое прошлое региона, являющегося зоной этнополитического конфликта, политические, экономические, электоральные интересы региональных элит, деятельность организаций, выступающих как стороны конфликта и способы мобилизации сторонников, особенности объекта конфликта и др.

Вместе с тем, политическая конфликтология разработала несколько подходов к преодолению конфликта, которые учитывают те или иные его особенности, а также применимые на разных стадиях конфликта: латентной фазе, эскалации, во время кризиса, деэскалации, в завершении.

Несмотря на работу систем раннего оповещения, конфликты в латентной фазе не поддаются подробной диагностике и разрешению, так как стороны конфликта сами до конца не осознают конфликтной ситуации. Государственные и региональные ведомства также не считают латентные конфликты сферой, подлежащей регулированию. Как правило, необходимость в преодолении и смягчении конфликта наступает на стадии эскалации.

Идеальным вариантом является разрешение конфликта (conflict resolution). Этот подход представляет собой разработку комплекса мер по полному искоренению всех породивших конфликт причин. Считается, если причины конфликта полностью устранены, то для конфликта не остается повода.

На практике добиться разрешения конфликта можно только на уровне малых и средних групп, поскольку в основе конфликта лежат не только рациональные, но и иррациональные мотивы, которые не уходят с исчезновением причин, породивших конфликт. Даже если представители сторон смогут прийти к компромиссу относительно всего спектра проблем, есть вероятность, что появятся непримиримые группы, которые сочтут договоренности сторон предательством групповых интересов.

Добиться разрешения конфликта невозможно в ситуациях, когда объект конфликта является чем-то неделимым (например, назначение на должность представителя той или иной этнической принадлежности, принадлежность компактного региона, для которого нет никакой объективной формулы расчленения), в ситуации, когда стороны по целому ряду причин не готовы идти на уступки.

Также большинство конфликтов, к которым применимы меры по разрешению конфликта, не являются столь острыми. В большинстве случаев стороны сами способны найти решение уже на латентной стадии или стадии эскалации, не прибегая к помощи государства или других влиятельных посредников и операторов конфликта.

Наиболее распространенной формой является урегулирование конфликта (conflict settlement). Стратегии урегулирования конфликтов подразумевают поиск компромиссов и навязывание сторонам конфликта обязательств, которые они обязаны исполнять (прежде всего, речь идет об отказе от насилия или пропаганды агрессии). Другим комплексом мер в рамках урегулирования конфликта является преодоление культуры войны (в ситуациях, когда конфликт затяжной, и у сторон конфликта появляются модели поведения, связанные с конфликтом) и экономики войны. Операторы конфликта и посредники берут на себя обязательства по восстановлению инфраструктуры, реабилитации пострадавших слоев населения, разоружению и строительству доверительных отношений.

Управление конфликтов возможно, когда объект конфликта делим (межселенные территории, представительство в органах власти, уголовных срок для подозреваемых, процент от дохода с продажи природных ресурсов, языковая политика в регионе). Это создает предпосылку для разработки формулы раздела объекта конфликта, которая бы устраивала все стороны и оставляла возможность для применения санкций, если какая-нибудь сторона нарушит взятые на себя обязательства.

Фундаментальным недостатком такого подхода является то, что урегулирование успешно тогда, когда стороны сами пришли к пониманию невозможности победы в конфликте (например, исчерпав ресурсы и мобилизационный потенциал). Это означает невозможность урегулирования на стадии эскалации и тем более кризиса, так как стороны в принципе не склонны искать компромисса, а непосредственные участники конфликта убеждены в абсолютной правоте своих действий против демонизированного противника, чье дело априори нацелено, как считают стороны, только на причинение им вреда.

Последнее время популярность набирают подходы, основанные на убежденности в неизбежность конфликтов, которые невозможно преодолеть и можно только контролировать: контролирование конфликта (conflict controlling) и кризисный менеджмент (crisis management). В российской политической науке эти два подхода объединены в одно направление – управление конфликтом (conflict management).

Управление конфликтами не подразумевает урегулирования или разрешения конфликта, а сводится только к преодолению острых фаз и минимизации ущерба с последующим поиском политического решения. При этом контролирование конфликта относится к политической фазе конфликта, а кризис-менеджмент к насильственной. Такое разделение многие исследователи ставят под сомнение, так как во время конфликта политическая и насильственная фаза переплетены и быстро чередуются во времени.

Также управление конфликтом не всегда ставит перед собой цель сдерживать напряженность, однако управление подразумевает поиск наименее болезненных проявлений этой напряженности и поиск максимально быстрой и приемлемой разрядки, поскольку поиск мирных решений наиболее вероятен после прохождения фазы кризиса.

Также существует подход, который называется прекращением конфликта (conflict termination). В академическом смысле, под прекращением конфликта подразумевается процесс, позволяющий закончить фазу активного противостояния и заключение промежуточных соглашений, касающихся спорных вопросов, а также меры по пресечению давления сторон друг на друга.

Характерной особенностью прекращения конфликта является отложенное решение о статусе спорного объекта (например, статус сепаратистского региона, правила и условия пребывания иммигрантов, принадлежность спорных объектов инфраструктуры). Государство, откладывая решение, дает гарантии определения статуса спорного объекта в обозримом будущем, а также обеспечивает условии для разоружения и перевода конфликта в политическую плоскость в переходный период.

На практике прекращение конфликта чаще всего приводит не к поиску компромиссов между сторонами конфликта, а к отмене интересов сторон, которые заменяются государственными интересами. В дальнейшем государство обеспечивает такое миростроительство, которое согласуется с его интересами, а сторонам конфликта помогает добиваться своих интересов в рамках государственной проектности.

Этот подход наиболее успешен в государствах с сильной исполнительной властью, имеющей многочисленные официальные и неофициальные рычаги воздействия на ситуацию и на стороны конфликта. В ситуациях, когда исполнительная власть недостаточно сильна, а как минимум одну из сторон дипломатически и материально поддерживают другие государства, международные организации и бизнес, попытки прекращения конфликта чаще всего приводят к милитаризации, сепаратизму и появлению теневых структур, затрудняющих преодоление конфликта.

Последнее время получила известность концепция трансформации конфликта (conflict transforming), разработанная большей частью в Бергхофском исследовательском центре конструктивного урегулирования конфликтов. Согласно этому подходу, конфликтная ситуация является перманентной, но возникает в определенные периоды в соответствие с текущей конъюнктурой (выборы, ситуация, которая считается одной из сторон несправедливой). То есть урегулировать конфликт недостаточно, поскольку характер отношений в регионе таков, что конфликт вспыхнет по прошествии некоторого времени снова, будет иметь другие причины, но стороны конфликта будут те же самые.

Трансформация конфликта подразумевает не просто урегулирование конфликта и поиск взаимовыгодного решения, но и полное преобразование взаимоотношений, интересов, дискурсов и идентичностей в сторону неконфликтных средствами ресурсного менеджмента, политического воздействия, широкого применения народной дипломатии и социальной инженерии.

Во многом теория трансформации конфликта сложилась в ситуации изменившегося характера межэтнических конфликтов в последние десятилетия. Преобладание ассиметричных конфликтов, усложнение и дифференциация идентичностных ролей, особенно в традиционных обществах, и появление новых технологий этнической мобилизации значительно осложнили ранее практикуемые подходы преодоления конфликтов – разрешение, урегулирование и прекращение. Также пока еще рано говорить о том, что трансформация конфликта является успешным подходом, поскольку применяемые в рамках этого направления меры не привели к преодолению или сглаживанию межэтнических конфликтов в Закавказье, над которыми работали сотрудники Бергхофскго центра.

Радикальными средствами вмешательства в конфликт на стадии эскалации является миротворческая деятельность. В ситуации масштабного международного, регионального конфликта миротворческая деятельность осуществляется международными организациями и отдельными государствами, в условиях внутригосударственного межэтнического конфликта подобные функции выполняют региональные власти с опорой на внутренние войска, службы правопорядка и структуры гражданского общества, практикующих народную дипломатию.

Миротворческая деятельность (в широком смысле) подразделяется на несколько видов. Среди них собственно миротворчество (peacemaking), подразумевающее введение сил на стадии эскалации конфликта, и ставящее своей целью снижение уровня насилия в условиях последующего кризиса. Другой разновидностью миротворческой деятельности является поддержание мира (peacekeeping), комплекс мер на следующей стадии конфликта, когда насилие уже имело место, оно нацелено на мониторинг, разоружение, а также разделение конфликтующих сторон и создание зон, свободных от насилия, если конфликт имеет территориальное измерение. Также разновидностью миротворческой деятельности является принуждение к миру (навязывание мира) (peace-enforcement), суть которой заключается в навязывании конфликтующим сторонам, не готовым прекратить насилие, определенную модель поведения. Также одним из эффективных мер миротворческой деятельности выделяется миростроительство (peace-building), которое возможно на стадии деэскалации и завершения конфликта, когда стороны готовы обсудить условия прекращения насилия и рассматривают возможность ограничить свои требования друг к друг.

Различные подходы к преодолению конфликта отдают предпочтение различным проектам вмешательства в конфликт и различным моделям миротворческой деятельности. В частности, прекращение конфликта увязано с мерами по принуждению к миру, в то время как трансформация и урегулирование конфликта подразумевает большее гражданское участие в миростроительных инициативах.

Виталий Трофимов-Трофимов

Leave a Reply

123