|

Святыни кочевников (часть III)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Метки: , , , ,

ИАА «Центр Льва Гумилева» заканчивает серию еженедельных этнографических публикаций о кочевом культурном наследии, дошедшем до наших дней, предоставленном этнологом-евразийцем Искандером Аманжолом.

Святыни кочевников (часть I)

Святыни кочевников (часть II)

В 629 году странствующий буддийский монах Сюань-цзян писал: «Местность Цянь-цюань занимает площадь около 200 ли: с южной стороны снежные горы, а с трех других ровная степь.

Искандер Аманжол, Айман Досымбаева, «Деловая неделя», 10.05.2007 г.

Земля тревоги нашей

Осматриваем еще одно изваяние, изображающее мужчину, одетого в раскрытую на груди шубу, с массивным ожерельем на шее. Затем другое, с полустертым от времени лицом. Во многих письменных источниках дается информация об отношении тюрков к каменным статуям. Великий Низами в своем труде «Искандер-намэ» писал: «Все племена кыпчаков, когда попадают туда, сгибаются вдвое перед этой единственной в своем роде статуей. Пешком ли зайдут они туда с пути или верхом поклонятся ей как творцу. Всадник, который подгонит к ней коня, кладет стрелу из колчана в честь нее. Пастух, который заведет туда свое стадо, опускает перед ней овцу». Увы, многие изваяния повреждены.

Летописец Рашид-ад Дин в своей хронике «Джами ат-таварих» описывал период правления хулагида «государя Ислама» Газан-хана (1295-1304): «Когда… Газан-хан… вступил в круг мусульманства, он приказал разбить всех идолов, разрушить все кумирни, капища и прочие храмы, существование которых недозволенно в странах ислама». Газан-хан сказал: «Отец мой был идолопоклонником и таким умер. Для себя он построил кумирню и храм …а я ту кумирню разрушил. Есть несколько грехов, которые Всевышний не прощает. Из них величайший грех тот, когда кто-либо склоняет голову долу перед идолом, ибо ему никогда не будет прощения». По его мнению: «Идол годится для того, чтобы сделать порог дверей, дабы люди при входе и выходе наступали на него…». Возможно, повреждения были нанесены и позднее.

В Казахстане начитывается около 400 каменных изваяний, но уникальность святилищ Жайсана и Мерке состоит в том, что их значительная часть сконцентрирована в одном месте. Профессор Ахмет Ташагыл, специалист в области этнополитической истории тюркских племен, был удивлен сохранностью культовых памятников святилища Жайсан и высказал мнение о необходимости дальнейшего продолжения работ по комплексному изучению и сохранению тюркского наследия. Печально, но турецкий ученый не осведомлен о том, что еще в 80-е годы краевед Печерский писал о 102 каменных скульптурах, обнаруженных в верховьях реки Мерке. В настоящее время их насчитывается чуть больше семидесяти. А сказать им об этом — язык не повернулся. За державу обидно.

Район локализации святилища Жайсан в степной полосе северо-западных предгорий Чу-Илийских гор используется чабанами в качестве пастбищ, и в этом ничего страшного нет, но из-за активной распашки земель культурный ландшафт с уникальными комплексами стал подвергаться угрозе уничтожения. Допустима мысль, что некоторые из пропавших изваяний теперь украшают усадьбы нуворишей. Для них табличка с напоминанием о том, что эти памятники представляют историческую ценность и находятся под охраной государства, не преграда. Можно предположить, что такая же ситуация наблюдается в России и Монголии.

Думы о настоящем

В соответствии с требованиями Конвенции об охране всемирного, культурного и природного наследия исторические объекты должны «являться творением творческого гения человека или отражать воздействие, которое оказывает чередование общечеловеческих ценностей в пределах определенного периода времени или определенного культурного района мира… и являться уникальным или, по меньшей мере, исключительным свидетельством культурной традиции или цивилизации…». Вне всякого сомнения, памятники Жайсана и Мерке соответствуют данным критериям. Не менее важно и другое.

Территория расположения святилища Мерке, по мнению экологов, выражена большой представительностью эндемиков в составе флоры и фауны, занесенных в Красные Книги Казахстана и Кыргызстана. По мнению эколога Л.М.Стоговой, в районе локализации святилища Мерке «уникальность растительности территории западной части хребта обратила на себя особое внимание ботаников …эта территория в 1989 г. была рекомендована для создания ботанического заказника (Программа ЮНЕСКО «Человек и биосфера», МАБ).

Она пришла к заключению, что, «опираясь на собственные исследования, архивные и литературные материалы, можно сказать, что описываемая территория является уникальной в плане разнообразия флоры и растительности, обилия редких эндемичных и реликтовых видов и заслуживает статуса охраняемой территории».

Правительством Казахстана сейчас ведется работа по усовершенствованию Закона о сохранении культурного наследия с учетом современных реалий. В разделе об основных понятиях наследия, отражающих суть многовековой культуры, изучению и сохранению которого посвящен закон, было рекомендовано внести понятие «культурный ландшафт» и «национальный природно-исторический парк».

На наш взгляд, придание этого статуса святилищам Жайсана и Мерке является единственно возможным условием их сохранения. С другой стороны, национальный природно-исторический парк может стать не только музеем под открытым небом, но и научно-исследовательской лабораторией для естествоведов и культурологов. Хотелось бы отметить, что неоценимое содействие в этом оказывает казахстанский меценат Канат Копбаев, человек неравнодушный к истории своего народа.

Часто за границей искусственно воспроизводят былой природный ландшафт, у нас такой нужды нет. Тот, что расположен в Мерке и Жайсане, по мнению известного казахстанского археолога Зейноллы Самашева, сформирован самой природой и по историческому содержанию культурного наследия, расположенного здесь, соответствует наследию мирового уровня. Он выразил мысль, что информация о тюркских памятниках названных святилищ позволяет по-новому оценить вклад тюркских кочевников в этногенез казахов, в историю многих тюркских народов и сокровищницу мировой цивилизации. Три надписи из Мерке, прочитанные профессором Аманжоловым, пополнили коллекцию редких памятников древней письменности. Он высказал версию том, что по своему содержанию эти тексты связаны с кругом других памятников культового содержания, что позволяет изучить ее развитие и еще раз утвердиться во мнении о том, что письменность тюрков имеет древние корни.

Темнеет. После ужина прощаемся с Жапар-ата. И всю обратную дорогу до Алматы в голове сверлила одна-единственная мысль: «Неужели мы уподобимся Газан-хану и талибам и не сможем сохранить доставшееся нам наследие?».

Искандер Аманжол

Leave a Reply

123