|

Тибетские надписи Иссык-Куля

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

Памятников тибетской эпиграфики на территории Средней Азии известно немного, а опубликованных, описанных и введенных в научный обиход материалов подобного рода очень мало. Поэтому естественно, что всякие новые данные о таких памятниках должны представлять определенный научный интерес. С этой точки зрения нами были исследованы четыре группы тибетских надписей с южного берега Иссык-Куля, сведения о существовании которых были любезно переданы нам проф. Ю. Н. Рерихом. Экспедиция на место для фиксации этих надписей предпринятая А. Н. Зелинским осенью 1964 г., завершилась успехом. В соответствии с имевшимися данными, на южном берегу Иссык- Куля были действительно обнаружены выбитые на больших валунах тибетские надписи.

Три из упомянутых надписей находятся в ущелье Тамга, в нескольких километрах от озера, четвертая же, заново открытая группа надписей обнаружена в ущелье Заука(Джуку), на трассе древнего караванного пути в Кашгарию. Все эти надписи содержат одну и ту же традиционную и известную тибетскую молитвенную формулу (Ом мани падме хум), что в своей переводимой части буквально означает: «Ом! Драгоценность, на лотосе. Хум!». Под этим образным наименованием, как известно, подразумевается бодисатва Авалокитешвара, самый чтимый из пяти главных бодисатв махаянистического пантеона и пользующийся особой популярностью в Тибете. Мы не будем останавливаться на возможных -интерпретациях этой древней молитвенной формулы, так как нас в настоящий момент интересует совершенно другой вопрос: кто и когда оставил на южном берегу Иссык-Куля эти тибетские надписи?

Визуальное сопоставление двух групп тибетских надписей из ущелья Тамга и Заука ясно показывает, что по характеру своего выполнения они не могут быть отнесены к одному и тому же времени. Первая группа надписей (ущелье Тамга) высечена на камнях в строгом монументальном стиле, вторая группа (ущелье Заука) выполнена небрежно, неумело и несравнимо меньше по размерам, что бросается в глаза с первого же взгляда. Кроме того, совершенно различный стилистический характер надписей, различная техника их выполнения (от глубоко врезанной в камень до слегка процарапанной) и разная степень сохранности (плохая в первой группе и отличная во второй) красноречиво свидетельствуют о разновременности этих памятников. В связи с этим естественно к более ранней по времени группе памятников отнести надписи из ущелья Тамга.

Поскольку из-за традиционности исполнения этой древней тибетской формулы палеографический анализ не может быть надежной опорой для датировки, мы вынуждены обратиться к истории. Начнем с естественного «предположения, что более  поздняя группа надписей из ущелья Заука оставлена калмыками, и проверим вероятность такого предположения. Известно, что базой калмыков была Джунгария, откуда они  своих кочевьях доходили и до района Семиречья. Район же Иссык-Куля никогда не входил в постоянный ареал их кочевий, во всяком случае со времени принятия ими ламаизма в конце XVI в. Однако, по имеющимся у нас историческим данным, можно проследить» что в период, обнимающий около столетия, совторой половины XVII  и до середины XVIII в., калмыки в своих перекочевках достигли и района озера Иссык-Куль, в частности интересующего нас его южного берега. В пользу датировки более поздней группы наших надписей калмыцким временем говорит также их сходство по стилю с датированными калмьцкими тибетскими надписями такого же содержания из урочища Тамгалы-Тас в Семиречье.

Таким образом, если одну, более позднюю группу тибетских надписей из ущелья Заука мы можем с уверенностью «отнести ко времени калмыков, то остается открытым вопрос: кому принадлежат монументальные надписи из ущелья Тамга? Ответ напрашивается один: если это не калмыки (а другого народа, пользовавшегося тибетским языком, в этом районе в позднее средневековье мы не знаем), то остается предположить, что более ранняя группа надписей принадлежит самим тибетцам.

Исторический анализ подтверждает вероятность такого предположения. В самом деле, тибетцы с середины VII и до середины IX в. были весьма активной политической силой в Центральной Азии, а в некоторые периоды (670—692 и 790—821 гг.) являлись неограниченными хозяевами в Кашгарии и распространяли свое влияние вплоть до Тянь-Щаня. К этому времени тибетцы, повидимому, уже были знакомы с упомянутой выше молитвенной формулой, вероятно пришедшей в Тибет из Индии одновременно с созданием тибетского алфавита в середине VII в.

В пользу такого предположения говорят и .некоторые данные палеографического анализа надписей из ущелья Тамга, показывающие их близость по стилю выполнения к древнейшим тибетским надписям на лхасских стелах, относящимся ко второй половине VIII в. (783 г.). Это тоже почти квадратное письмо с тщательной моделировкой каждой буквы.

Молитвенная надпись на камне из ущелья Тамга

Если ход нашего рассуждения верен, то описанные надписи на валунах из ущелья Тамга являются, по-видимому, самыми ранними памятниками тибетской эпиграфики, обнаруженными на территории Средней Азии. С точки зрения методики исследования данное сообщение является попыткой применения исторического анализа для определения датировки памятника, в условиях, когда другие методы не представляют надежного критерия для исследователя.

Зелинский А.Н. Кузнецов Б.И.

.

Leave a Reply

123