|

Началу Руси – мощные краски и сильное слово!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 votes, average: 0,50 out of 7)
Загрузка...

Метки: , , ,

Живопись Петра Оссовского и стихи Сергея Маркуса – к предстоящему российскому юбилею.

10 июня 2011 года в Псковском музее-заповеднике открылась выставка эскизов и росписей Петра Оссовского, выполненных для будущей уникальной экспозиции – «Изборской палаты», открытие которой состоится в сентябре 2012 года в связи с празднованием 1150-летия основания Изборска. Соответствующий указ был подписан президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым в июне 2010 года. Это не только юбилей древнейшего града на Руси, но и «начало российской государственности».

Петр Оссовский дает интервью на фоне триптиха "Набат"

А 19 июля та же выставка открылась в Москве, в Российской Академии художеств на Пречистенке. Экспозиция картин Оссовского займёт флигель дома купца Анисимова в Изборске. И, несмотря на то, что реализация проекта находится ещё в самом начале, уже утверждён живописный интерьер нового объекта культуры. На презентации росписей в столице выступили президент РАХ Зураб Церетели, вице-президент РАХ Дмитрий Швидковский, художники-коллеги мастера, искусствоведы, директрисы музеев Изборска и Печор, а участник «Московского Евразийского Клуба», поэт и культуролог Сергей Маркус прочитал стихотворение в честь Оссовского.

Предлагаем вашему вниманию фоторассказ о выставке в Москве и стихи Сергея Маркуса из цикла «Уроки псковского» 2010 года, посвящённые Петру Оссовскому, людям и памятникам Изборской земли. (Фото Сергея Маркуса и Валентина Харпалёва).

 

Задумано о Пскове торжество

Благодарность Петру Оссовскому

Огромен воздух и сильна вода,     

Былинные просторы раздвигает

Свет серебром – так мощною рукою

Никто не рисовал ни озеро Псковское,

Ни крепостные яростные стены,

Ни рыбаков, похожих на богов

Славянских, дивных, вышедших на сушу

Из глыб воды, как некогда Садко.

Как Псков силён! Столетьями гнобимый,

От Грозного юродивым спасённый,

Он нам послал весть крепкую и злую –

Оссовского картины и листы.

Сжимая кисть, как ледоруб, тот смело

Рубил и лица, лицам свет и тени.

Псковского мужества иконное величье

Отныне в красках спасено, как звон —

Навеки. Для небес и для потомства.

Быть может, схлынет явь – и возродится

Задуманное Богом торжество?

 

Труворов крест

Сей кельтский крест – не то орудье пытки,

Которым злые римляне казнили.

На радость нам он парусные крылья    

Раскинул, чтобы воздуха сгрести

С небес охапкою – и жест его понятен.

Боишься смерти – отходи отсюда!

Какие дали псковичи сумели

Увидеть сердцем, поднимая в гору

Труворов крест! Гранитная скала

Теперь как флаг – победу возвещает.

И нет у Псковщины надёжнее Герба.

 

Николаю Рериху

Привлечь к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов…

(Борис Пастернак).

Размышление на месте сожжения праха Николая Рериха – самадхи в Наггаре (Гималаи)

 

Стою среди камней, там, где погасли угли:     

Потомок викингов, о где же ты сегодня?

Огонь самадхи тело поглотил на этом месте, что вблизи Наггара.

Душой ты где, неистовый искатель? И помнишь ли про псковские кресты?

Уверен я: изборские провалы тебе открыли память в бесконечность –

Ты сам себя узнал и у креста Трувора, в погосте на Сенно, в ладье, что по Великой

Несла тех стражников, которые в ночи так берегут огни, ладонями укрыты.

Стою среди камней, там, где погасли угли:

Потомок викингов, о где же ты сегодня?

… Тебя позвали в путь… Но не успел и мили пройти того, что было впереди…

Таков удел, увы, для всех, кого пространство полюбит и отбросит время –

Мы обретаем вольную навеки от крепостного рабства у эпох.

И странствуем — работая, сражаясь – величием Вселенной наслаждаясь.

И крест Трувора нам как предок дорог, и гималайский воздух неземной.

Стою среди камней, где разгорятся угли:

Потомок викингов, до встречи на пути!

 

Малы

Всё дорогое хочется сокрыть,

Упрятать, убаюкать – так девчонка

Своих любимых кукол укрывает

От взрослого и чуждого. Она

Своим исконным материнством чует,

Что нужен срок, внимание и сила,

Чтоб вынянчить здоровое дитя.     

Я вовсе не девчонка, но, спускаясь

С холмов изборских в монастырь, где сету

Свои могилы спрятали вкруг храма,

Вдруг понял: эта истина проста.

Сюда Онуфрий спеленал Россию,

Укутал впадиной, снаружи незаметной,

Чтоб вынянчить духовное дитя.

Кто знает это место? — Слава Богу,

Оно названьем даже неприметно,

Прикрыто детским прозвищем Малы.

Но здесь есть всё: источник, колокольня,

Храм настоящий псковского замеса,

Руины, озеро вокруг дремучих троп.

Вся Родина: земля, вода и небо.

Укутан ими, становись сам мал.

Не забывай девчоночию куклу,

Не забывай евангельское слово:

Кто малым станет в этом мире бренном,

Лишь тот достоин радостей Царя!

 

Дельтопланы без лампад

Загляделся на дельтопланы на Труворовом городище и подумалось…

Блаженство птичье: броситься с вершин

И плавно растворяться с поднебесья     

В долину, где блестят глаза озёр. Как смело

Взлетают дельтопланы с городища,

Где исстари предшествовал Изборск,

С холма Труворова, где крест – намёк на парус!

Но горько мне: там не горит лампада,

Никольский храм поваплен, словно гробы —

Евангельем прописанный укор.

Куда лететь, когда свечи нет рядом?

Куда лететь, когда с могил не смыты

Позорного беспамятства следы?

Торгуют под «пскопские сувениры»

Издельями трудяжного Китая,

Торгуют «экзо-турами в Россию» —

Но не горит на месте тот огонь,

Который выжжет горькое похмелье,

Беспамятно-базарных не поставит

На место, им присущее, и храмы

Не станут нам источником любви.

Как пусто: сумасбродство псевдо-птичье…

Труворово начало всей России…

— И нет здесь ни лампады, ни свечи…

 

Входящему в Изборск

Звучит так просто, будто бы легко.

Но это не совет – поверьте:       

В Изборск нельзя входить беспечно – рядом вечность.

Запомнить просто. На себе проверьте.

Начните с омовения – оно

Доступно – окунитесь с головой,

Скажите: «здравствуйте, источники России!»,

Земле отдайте царственный поклон –

Тогда входите!

 

 

 

 

Leave a Reply

123